Небо Гагарина

Вячеслав Бучарский

«Небо Гагарина»

Аннотация

Название научно-художественного романа о Первом космонавте Земли «Небо Гагарина» заглавляет занимательно-документальное повествование о земном и космическом бытовании русского смоленского мальчика, родившегося на Смоленщине за год до ухода из жизни калужского старца и космиста Циолковского.
 
В шестидесятые годы прошлого века весь мир хотел видеть и слышать Первого космонавта. Дети, девушки и зрелые граждане разных стран и различных религиозных и политических ориентаций в единый миг полюбили улыбчивого пилота Страны Советов, который, увидавши родную планету с Божественной высоты, искренне захотел обнять всех людей на Земле.
 
Летящая жизнь и трагическая судьба Юрия Гагарина стала темой множества научных, научно-художественных и «беллетристических» книг.
 
Известный русский писатель Вячеслав Бучарский предлагает читателю не поверхностному, но внимательному, своё видение образов русских космистов советского времени.

 

Глава 2.5 Полярные будни

Держись, пехота!

Летчик-космонавт СССР Георгий Шонин рассказывал писателям и журналистам:

"К великой радости, я встретил на Севере многих выпускников одесской летной спецшколы. Первая труба оркестра спецшколы (в котором играл и я)

«Пилот морской авиации Миша Андрейченко, с которым мы вместе учились в Одесской летной спецшколе, прочитал мне ознакомительную лекцию на тему «Что такое Север и с чем его жуют». К нему же я обратился, когда прибыл в выпускником-лейтенатом в полк, за разъяснением, почему небольшая группа молодых летчиков носит не черную морскую форму, а форму летчиков ВВС.

— А эти — пехота! — с чувством собственного превосходства объяснил мне «морской волк» Андрейченко.. — Такие же северные салажата, как и ты. Они из Оренбургского училища, — Михаил даже не обратил внимания на то, что я обиделся и за себя, и за тех ребят, которых он назвал пехотой.

Правда, на такой снисходительный тон он имел право. Прослужив несколько лет в Заполярье, Андрейченко успел побывать во многих переделках и летал как Бог.

Через некоторое время в день открытия спортивного сезона в гарнизоне Миша Андрейченко, теперь уже в роли капитана баскетбольной команды, ставя передо мной задачу на игру, сказал:

— Забудь обо всем и держи вон того маленького! — и кивком головы указал на самого низкорослого игрока из команды наших соперников. — Ростом он, правда, подкачал, но шустрый и верткий. Да и глаз у него верный. Ты с ним не заскучаешь.

После игры я подошел к своему подопечному. Мне понравилось, что во время игры он не обращал внимания на мои граничащие с фолом попытки задержать его, самого результативного нападающего.

— Доставил ты мне хлопот, парень! Давай познакомимся. Георгий! Проще — Жора.

— А я уже слышал про тебя. Ты балтиец! Гагарин моя фамилия. Юрий Гагарин. А насчет игры учти: я сегодня не в лучшей своей форме. Вот встретимся в следующий раз — тогда держись, пехота! — и заулыбался белозубой улыбкой.

Он удивил меня этим словечком — «пехота». Оказалось, что сам Гагарин ни капельки не обижался на это приклеившееся к ним прозвище.

Позже, уже в отряде космонавтов, мы все привыкли к тому, что Юрий Алексеевич часто употребляет это слово. Помню, как один из ветеранов Центра подготовки, сверхсрочник Федор Демчук, обучавший Юрия езде на автомобиле, обидевшись, пробурчал:

— Никакая я не пехота. Я всю службу за баранкой сижу.

— Хорошо, хорошо! — примирительно ответил Гагарин. — Согласен — мотомехпехота! — Так и стал с тех пор Федор Демчук «мотомехпехотой».

Встречались мы с Гагариным в ту пору редко и в основном по дороге на аэродром, в Доме культуры, на стадионе или на лыжне. «Привет!» — «Здорово!» — «Как дела?» — «Нормально». — «Ну, будь!» — «Буду». И шли дальше своей дорогой»


Заполярные космисты

Вечером в общежитии летчиков заполярного гарнизона в поселке Корзуново собрались оренбуржцы, выпускники ЧВАУЛа; говорили о скорых полетах, о получении классной квалификации, о возможном переучивании на новый истребитель.

Юрий Дергунов выдвинул идею заняться астрономией. В качестве примера предлагался известный композитор Ипполитов-Иванов, который имел дома телескоп и почти ежедневно наблюдал небо. Валентин Злобин вспомнил выдающегося пианиста Гольденвейзера, который имел огромную библиотеку по астрономии.

Решили: первым с сообщением о достижении современной астрономии выступит Юрий Гагарин.

Через несколько дней Юг сделал сообщение о небесном глобусе и о многочисленных звездных легендах, передающихся из поколения в поколение.

Для обновления своего «космического» запаса познаний молодой лейтенант ВВС взял в гарнизонной библиотеке повесть К. Э. Циолковского «Вне Земли» издания 1934 года. Так сказать, книгу-ровесницу. Хотя знал, конечно, что повесть была написана в год Великой Октябрьской социалистической революции — летом 1917 года. Читал, что называется «запоем», одолел за пару суток и был потрясен лирикой ракетоплавания.

В свою лирическую тетрадь Юрий Гагарин записал слова композитора С. Танеева о том, что если бы на земле появились жители других миров, то для того, чтобы дать им наиболее полное представление о человеке нашей планеты, лучше всего было бы исполнить Девятую симфонию Бетховена.

Да, как верно! Ведь действительно музыка в состоянии передать величие Вселенной! Земляне могут о себе сказать, но как передать человеку состояние, силу, скорбь и тайны Галактики?


Пионерские трудности в США

Дата запуска первого американского ИСЗ «Авангард» массой полтора килограмма неоднократно откладывалась и, наконец, была намечена на начало декабря 1957 года. Однако из-за технических отказов систем ракеты около 200 журналистов, теле и радиокомментаторов, прибывших на космодром, вынуждены были ждать со 2-го до 6 декабря. В тот день около полудни ракета-носитель «Авангард» поднялась над пусковым столом на полметра и... упала. От нее отлетел в сторону крошечный, с кулак величиной, космический первенец США.

Дооснащенный до носителя «Юпитер-С» боевая ракета «Редстоун» конструкции Вернера фон Брауна 1 февраля 1958 года успешно вывела на орбиту первый американский ИСЗ «Эксплорер-1».

После успешного запуска трех искусственных спутников, созданных советскими учеными и инженерами оборонного комплекса, задачей номер один стала Луна. «Царь Никита» — Н. С. Хрущов требовал послать ракету на Луну, чтобы все видели или хотя бы слышали, как советские люди «дотянулись» до самой «Селены». Обсуждались даже варианты со взрывом на Луне атомной бомбы; к счастью, эта идея политиков не нашла поддержки у теоретиков и проектировщиков космонавтики.

Для полета на Луну космический аппарат нужно было разогнать до второй космической скорости, составляющей 11,2 километра в секунду, в то время как для запуска искусственного спутника достаточно первой космической скорости — 7,9 км/с.

Имевшаяся двухступенчатая ракета Р-7 позволяла установить на ней дополнительный разгонный блок, то есть третью ступень ракеты, на которой и компоновался лунный аппарат.

Эта программа началась в середине 1958 года и в том же году было осуществлено три безуспешных попытки запуска лунного аппарата.

Первая попытка запуска космического аппарата к Луне в США была осуществлена 17 августа 1958 года. Ракета с лунным аппаратом весом 11 килограммов взорвалась сразу после старта.

Вторая попытка было предпринята 11 октября 1958 года с лунным аппаратом Пионер-1 с тем же весом, но ракета не набрала нужную скорость. Космический «пионер» с номером один поднялся над Землей только на высоту около 120 тысяч км, затем вернулся в атмосферу и сгорел в ней на третий день после старта.

Очередная третья попытка производилась 8 ноября 1958 года; на этот раз у американцев не сработала третья ступень ракеты и лунный аппарат, получивший имя Пионер-2, достиг высоты только 16 тысяч км и упал в океан.

Пионер-3 был запущен 6 декабря 1958 года, достиг высоты около 110 тысяч км и вернулся на Землю.

Задача первых полетов космических аппаратов, созданных в СССР, было попадание в Луну и фотографирование ее обратной стороны, которую Кеплер называл Привольвой.

Первый лунный космический аппарат (январь 1959 года) в Луну не попал, хотя и прошел мимо на достаточно близком расстоянии (5000 км). Второй аппарат (сентябрь 1959-го) попал в Луну и, до того как он разбился при ударе об ее поверхность, успел отстрелить вымпелы с изображениями Государственного герба СССР и измерить магнитное поле и радиацию вблизи Луны.

За полетом этого лунного аппаpата следила английская обсеpватоpия Джодpелл Бэнк. В Евpопе только эта обсеpватоpия имела большую антенну, способную улавливать слабые pадиосигналы. Она подтвеpдила попадание советского зонда в Луну точно в pасчетное вpемя.

Полет лунной станции и ее встpеча с Луной 14 сентябpя 1959 года безусловно явились значительными событиями в истоpии изучения космоса, они стали тpиумфом советской pакетной и электpонной техники.


Факты из заполярной жизни Юга

В 1987 году московское издательство «Советская Россия» выпустило документальную повесть Виктора Митрошенкова «Земля под небом». В этой фактографической книге дотошному и удачливому в собирательстве биографу удалось достоверно и буквально по дням расписать тридцатичетырехлетнюю земную жизнь Первого космонавта планеты.

2 января 1959 г. По радио передали сообщение ТАСС о запуске в СССР многоступенчатой космической ракеты в сторону Луны.

Военные летчики эскадрильи Северного флота в поселке Луостари обсуждали «горячую» новость на теоретических занятиях. С междометиями радости толковали о новой победе в космосе, о скором полете человека в неведомое пространство. Фантазии и домыслам в этот день не было предела.

— Каким должен быть первый космонавт?— лейтенант Гагарин привстал из-за стола с ярко засиявшими светлыми глазищами.— Ну, братцы, это же не вопрос! Конечно же, мастером реактивного лета, хорошо образованным, воспитанным, высокого роста, и, ясное дело, отважным славянином.

— Много лет тому назад, — продолжал Юрий, — Константин Эдуардович Циолковский так сказал: «Я свободно представляю первого человека, преодолевшего земное притяжение и полетевшего в межпланетное пространство: он русский... он — гражданин Советского Союза. По профессии, вероятнее всего, летчик... У него отвага умная, лишенная дешевого безрассудства... Представляю его открытое русское лицо, глаза сокола».

4 января. Воскресенье. У всех на устах был «Лунник», а загадочная Луна приобрела символическую популярность. В разговорах о ближайшем естественном спутнике Земли реальность сплеталась с легендами, мифами.

Весь день военлет Гагарин был задумчив, рассеян, молчалив. Накануне автоматическая станция «Луна-1» произвела натриевую вспышку, замеченную с Земли даже в бинокли, а в этот день советский космический разведчик-зонд пролетел в 6 тысячах километрах мимо Луны.

Беременная, на последнем месяце Валентина Ивановна, зная характер мужа, не донимала его расспросами. Под благовидным предлогом оставила его дома одного, а сама ушла в гарнизонную библиотеку. Спросила книги о Луне, художественные, научно-популярные... Взяла Сирано де Бержерака «Иной свет, или Государства империи Луны», Жюля Верна «Вокруг Луны», Герберта Уэллса «Первые люди на Луне». Она хотела представлять то, чем интересовался ее муж. Фантастические образы лунных пилотов весьма заинтриговали ее. Особенно понравился неунывающий Кейвор, изобретатель антигравитационного металла «кейворита».

7 января. Газеты продолжали печатать материалы о научных результатах запуска многоступенчатой космической ракеты в сторону Луны. Успехи огромны, достижения колоссальны. Космические свершения авиаторы считали успехами моторного воздухоплавания в целом и каждого летчика, инженера, техника, механика в частности. В эти дни Юрий впервые сказал о своей мечте летать на ракетах командиру полка подполковнику Бабушкину.

Само признание лейтенанта и обрадовало командира, и привело в замешательство. Это был тот случай, когда командир безмолвствовал. Зато американский астронавт Фрэнк Борман скажет спустя десять лет: "Полет наш стал возможным благодаря работе тысяч людей. И не только в Соединенных Штатах. Без первого искусственного спутника Земли и полета Юрия Гагарина, без исследований ученых многих стран полеты к Луне не могли бы состояться.

10 января. Валентина Гагарина по-настоящему увлеклась литературой о Луне. «Лунный диск,— читала жена военлета,— казалось, был усеян обширными пятнами самой разнообразной окраски. Исследователи Луны и астрономы по-разному объясняли окраску этих пятен. Астроном Ю. Шмидт утверждал, что если бы высушить все земные океаны, то лунный наблюдатель не различил бы в окраске океанов и морей тех резко выраженных оттенков, какие представляются на Луне земному наблюдателю.

Чем дальше она читала, тем чаще погружалась в раздумья. И не только о предмете чтения Луне, но больше о смысле, о предназначении человека, его ответственности за все, что происходит вокруг.

14 января. В Москве состоялось совещание, на котором обсуждались вопросы подготовки человека к полету в космическое пространство. С изложением своих взглядов на совещании выступили М. В. Келдыш, С. П. Королев и другие ученые.

По предложению Королева представители ВВС и Министерства здравоохранения приступили к разработке инструкции и порядка отбора военных летчиков в космонавты.

8 марта. Юрий Алексеевич поздравил супругу с Международным женским днем. Это было воскресенье, весь день они провели вместе. Гуляли, радовались приближению весны, приходу в их края светлого времени. Юра приготовил обед, как заправский официант подавал Валентине блюда, ухаживал за ней, шутил: «Чему только семейная жизнь не научит». Проявлять знаки внимания, выполнять ее волю доставляло Юрию удовольствие.

А потом он преподнес жене подарок, ожерелье из северного жемчуга. Был по-мальчишески счастлив, что сумел угадать ее желание.

9 марта. Юрию Гагарину 25 лет. На предварительной подготовке к полетам сослуживцы сердечно поздравили его с большим юбилеем молодой жизни. Затем была объявлена плановая таблица предстоящих полетов по уплотненному рабочему дню. Необходимо было предусмотреть все: и некоторые потери летчиками навыков, и неустойчивость погоды, и особенности местного ландшафта.

Командир звена Леонид Васильев вспоминал: «Местность вокруг была гористой. Сопки достигали полукилометровой высоты, и это затрудняло полеты в пасмурную погоду. Четвертый разворот при заходе на посадку надо было делать на высоте не менее четырехсот метров».

Принимая поздравления с днем рождения, лейтенант Гагарин не предполагал, что с этого рубежа — 25-летия — начнется новый отсчет времени его жизни. Отвечая на приветствия своих товарищей, Юрий Алексеевич вспомнил слова Дидро: «Человек есть единственный пункт, от которого должно все исходить и к которому должно все возвращаться».

Среди подарков, полученных Гагариным в этот день, была книга «Путь в космос» с примечательной надписью жены Валентины Ивановны: «Это то, что сейчас тебе необходимо больше всего».

9 апреля. Лейтенант Гагарин заступил дежурным по части. Жена его Валентина Ивановна чувствовала себя неважно, и Юрий Алексеевич волновался. «К Вале я всегда испытывал необыкновенную нежность и никогда не волновался так, как в эти дни». Гарнизонные врачи, в том числе и саратовская лыжница первого разряда, жена пограничного лейтенанта из Печенги Екатерина Колесникова, рекомендовали ее немедленно госпитализировать Валентину Ивановну. По просьбе бывшего саратовского «индустрика» Юга доктор Екатерина Вячеславовна дважды в течение суток проведывала медсестру-пациентку Гагарину. Оставив Валенту в больнице, Юг поздно вернулся домой. Всю ночь не спал, бегал звонить.

10 апреля1959 года. В семье Гагариных событие: родился первый ребенок — дочь Лена. В Оренбург и Гжатск ушли звенящие радостью телеграммы о рождении дочери.


На трудовой вахте

Полвека назад советский народ с присущим ему победным энтузиазмом противостоял «мировому сообществу» в холодной войне, развязанной империалистами США и северо-атлантическими поджигателями. На конец января 1959 года был назначен следующий после «антисталинского» ХХ-го «семилетний» ХХ1 съезд.

Советские люди все как один встали на трудовую вахту. Ученые и конструкторы создавали новые виды грозного оружия и средств доставки, а также космические программы зондирования Луны. Искусство и культура двигали в трудящиеся массы духовные ценности социалистического реализма и национальные шедевры.

В Калужской области на некоторых предприятиях оборонного значения ученые и инженеры разрабатывали приборы для космических исследований.

На сцене облдрамтеатра имени А. В. Луначарского, открывшегося в самом конце 1958 года после фундаментальной реконструкции, с успехом шли спектакли по пьсам русских драматургов.

Начальник областного управления культуры Герой Советского Союза П. М. Тарасов помнил о том, что в марте 1959 года страна будет торжественно праздновать 150-летие со дня рождения великого русского писателя лирической и сатирической направленности Н. В. Гоголя и распорядился, чтобы творческие коллективы области включили в репертуары концерты и спектакли соответствующей тематики.

Во Дворце культуры одного из калужских режимных предприятий — назовем его ОКРП — решили поставить оперетту на темы оперы Римского-Корсакова «Черевички», написанной по мотивам повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством».

Ставил оперетту режиссер из Научно-методического центра Руслан Курчиков, веселый «единорог» (на поле высоколысого лба рогом извивалась запорожская челка), с мефистофельской бородкой и с хитро-монгольскими глазами-щелочками. Уважая чувства атеистов, новатор сцены, высланный из столицы на всякий случай на «101 километр» в Калугу, решил назвать оперетту «Лунная украинская ночь».

Роли исполняли:

— кузнеца-иконописца — Николай Вокулов, слесарь-рационализатор экспериментального участка завода ОКРП;

— Похитителя Луны — Петя Тролль, стахановец из отдела снабжения и выходец из Прибалтики;

— ведьму Солоху — Альбина Бельская, агроном Инкубаторной станции,

— красавицу Оксану — Марина Березуйская, передовик сборочного участка коммунистического труда ОКРП;

— запорожца Чуба — командир заводской пожарной команды Игорь Чубаров.

Профкомом ОКРП были утверждены также дублеры исполнителей главных ролей.


Лунатики

Еще будучи учеником Девятой школы, где до революции было Епархиальное училище, в котором преподавал физику К. Э. Циолковский, слесарь-изобретатель Николай Вокулов увлекся наблюдениями Луны. Пытливый старшеклассник наблюдал за естественным спутником Земли в астрономической обсерватории Калужского Дворца пионеров (бывшем Дворянском собрании).

На заводе ОКРП он трудился на секретном участке за двумя проходными, где изготавливали вакуумную оптику для наблюдения звездного неба. Талантливый молодой умелец 1934 года рождения придумал систему передачи изображения Луны посредством ЗОВа, то есть зеркала обратного вида.

Агент отдела снабжения Петя Тролль доставал по его заказам в разных уголках Прибалтики дефицитные материалы: оптическое стекло, редкоземельные элементы и биметаллические сплавы.

Работа над спектаклем на «гоголевскую» тему началась в середине октября 1958 года, а первая прогонная репетиция должна была состояться вечером 6 января 1959 года, накануне Рождества Христова по старому стилю.

Готовясь к прогону спектакля, исполнители главных ролей Вокулов и Тролль делились радостными известиями по поводу запуска советской наукой автоматической станции «Луна-1». Слесарь- рационализатор наблюдал вспышку натриевого облака, произведенную отечественной ракетой на пути к Луне, а агент по снабжению где-то добыл «мыслеграфию» обратной стороны Луны.

Это был запечатленный на фотопластинке еще 20 лет назад образ из воображения Кончи Мииты, японского знахаря и телепата. Задняя часть Луны увиделась японцу покрытой оспинами мелких кратеров, среди которых группа из пяти морей выглядела как углубления для пальцев на шаре-боулинге для сбития кеглей. Петя Тролль видел такой шар во время одной из командировок в Эстонию.

Он же предполагал, что «мыслеграфию» вида Луны сзади мог бы сделать и гениальный Н. В. Гоголь. По мнению Исполнителя роли черта — Похитителя Луны уроженец Запорожской Украины писатель Гоголь, несомненно, был экстрасенсом и телепатом.

Потому-то склонный к оккультизму агент по снабжению Петя Тролль и решил принимать участие в репетициях на гоголевскую тему.


Обращение месяца

Мало кто в Калуге подозревал о совершенном в начале января злодеянии: по заданию разведуправления НАТО Петр Тролль проник по гоголевским информационным технологиям на поднебесье и обернул месяц обратной стороной.

Может быть, поэтому первая советская лунная ракета 4 января 1959 года пролетела мимо Луны на расстоянии 6000 километров и со второй космической скоростью понеслась в околосолнечные просторы, став рукотворной планетой человечества.

Ученые, конструкторы и политработники СССР решили назвать искусственный Островок Разума во Вселенной «Мечта».

Исполнитель роли черта Петя Тролль, оказавшийся агентом западного влияния, опасаясь разоблачения, решил не участвовать в назначенной на вечер 6 января репетиции оперетты «Лунная ночь» во Дворце культуры ОКРП.

Слесарь-экспериментатор Вокулов жил в Ромодановских Двориках за Окой, в самом нижнем и ближнем к реке доме, часть которого занимала народная библиотека. Поэтому он еще в детстве перечитал всю русскую классику, а «Вечера на хуторе близ Диканьки» знал местами наизусть.

Перейдя по льду метровой толщины Оку, Вокулов поднимался по улице Революций (бывшей в гоголевские времена Воробьевкой), проходил мимо бывшего храма Скульптурной фабрики и увидел над Калужским госархивом полную отраженного света и величия Луну.

Морозный зимний вечер над Калугой был абсолютно тих и прозрачен. В небе над Кооперативным поселком пылали все доступные невооруженному глазу созвездия, отдельные звезды и планеты и празднично ярким сиял круглый месяц в бесконечном поле лучистых звездочек, похожих на махровые цветки одуванчиков. Как бы фарфоровое блюдо Луны казалось неожиданным по росписи, словно бы обновленным в связи с предстоящим праздником православного Рождества.

Опытный астроном-наблюдатель, Вокулов сразу заметил нетрадиционный формат росписи видимой стороны месяца.

Область круглых пятен-морей напоминала углубления для пальцев на шаре-боулинге. Ясное дело, что Николай Вокулов тут же, вблизи Скульптурной фабрики, вспомнил недавний разговор с исполнителем роли Похитителя месяца в оперетте «Лунный вечер», а также фотографию «мыслеграфии» обратного вида Луны японца Мииты.

Вихрем ворвался он по крутосклону возле Девятой школы на улицу Салтыкова-Щедрина и поспешил, обходя стороной гололедные «раскатки», к Дворцу культуры ОКРП.

Веселый «единорог», глобально лысый режиссер Курчиков заметно волновался в связи с задержкой исполнителей главных ролей.

— Да где же этот чертов Петя Тролль? — яростным кабаном набросился на Колю Вокулова театральный диссидент. Сразу догадавшийся о характере ситуации интуитивный экспериментатор не стал, однако, делиться подозрением с «прорабом сцены». Только спросил осторожно у Курчикова, который знал все и про всех в Калуге, где может быть в данное горячее время Петя Тролль.

— Я уверен, этого черта следует «шмонать» в мастерской реставратора Крысюка, — озаренно заявил Курчиков.


Криминальные субъекты

Толстозадый Крысюк — коренастый и страшный богатырь на двух костылях под покато-широкими, как Уральские горы, плечами и с раздутой, как тульский самовар, головой был куратором «Лавки старых вещей» в двухэтажном теремке ЦЕРАБКООПа на Театральной (бывшей Облупской) улице. Тоже сосланный из Москвы в Калугу на «101-й километр», он владел ситуацией в криминальном сообществе областного центра и контролировал одно из прибалтийских землячеств. Кроме того, бывший домушник-рецидивист профессионально расчищал старинные живописные полотна. Для творений мастеров находил в Калуге умельцев-реставраторов и сбывал шедевры подпольным московским коллекционерам.

Матерый «зэк» Крысюк получил в карагандинских лагерях травму позвоночника, благодаря чему овладел магией и знахарским опытом. Там же, в тюремных больницах, он вступил в принципиальный спор с гоголевским запорожцем Пацюком, который заставлял методом телекинеза галушки и вареники скакать к нему в огромную пасть. У Крысюка нижняя челюсть тоже была как ковш экскаватора Ярославского завода, однако сибирские манты и украинские вареники ему не поддавались, «слушались» пока что только пельмени и галушки.

Слесарь Вокулов, войдя в мастерскую ЦЕРАБКООПа, наблюдал, как реставратор Крысюк, сняв с керогаза блюдо с горой клубящихся жирным паром сибирских пельменей и поместив его на край письменного стола, переманивал «голубков» в свою выдвинутую к столу экскаваторную пасть.

Услыхав, что Вокулов прибыл по посылу режиссера Романа Курчикова, Крысюк недружественно прорычал: «У вора черт за плечом, а у фраера за порогом. Вот и ищи Исполнителя роли где-нибудь за дверями!

Исполнитель роли Похитителя Луны сидел в тот момент на антресоли перед дверью в мастерскую ссыльного Крысюка. Тролль запрыгнул на плечи Вокулова, как только тот переступил порог.

Далее все происходило по гоголевскому сценарию. Тролль, сидя на плечах 25-летнего рационализатора, наклонив собачье рыльце ему на правое ухо, сказал:

— Это я, твой друг, все сделаю для товарища и друга! Денег дам полный рюкзак, только отдай мне твоей «ЗОВ» — зеркало обратного вида Луны.

— Вправду много дашь? Мне позарез надо в Ленинград, в Пулковскую обсерваторию. В аккурат попасть к академику Седову, члену комиссии Астросовета.

— Бесы трудящий народ не обманывают. Хватит тебе и на самолет ТУ-104-й, чтоб в Питер слетать, а можно еще далече. В Лондон, пожалуйте, али в Дюссельдорф... В Париже, к примеру, фартовые обсерватошки имеются.

И тут Тролль засмеялся по-собачьи от бесовской радости: представилось ему, как на сходке в областной психбольнице на Бушмановке станет беситься от зависти все хвостатое племя, а Плечистый Нечистый на костылях заскрипит от досады всеми своими крупными, как щебенка, гнилыми, зубами.

— Ну, Вокулов, — пропищал Тролль, все также не слезая с пролетарской шеи, — ты знаешь, что без подписа в нашем деле нельзя. Ты должен кровью подпис совершить.

— Всегда готов! — по-пионерски откликнулся рационализатор. — Постой же, я только достану два перышка: стальное и кукушиное!.. — Тут он заложил руку спортсмена-гиревика назад да как схватит Тролля за выпущенный из лыжных шароваров щетинистый хвостище!

— Помилуй, Вокулов! — жалобно простонал Исполнитель роли, — все что для тебя нужно, сделаю, отпусти только душу на покаяние!.

— Ага, вона как завыл, «приебалт» чухонский!.. Так вези меня сейчас же на себе, слышишь, мчи со скоростью Ту-104-го, лучшего в мире советского самолета!

— Куда? — печально спросил Тролль.

— В Пулково под Ленинградом. Да не в аэропорт, а прямо в обсерваторию.


Ночь патриарха

В ночь перед Рождеством 1959 года советские астрономы несли трудовую вахту навстречу Внеочередному ХХ1 съезду в неотапливаемых башнях у телескопов — рефракторов и рефлекторов, наблюдая движение по околоземным орбитам первых советских спутников. В главной башне за отлетом рукотворной планеты «Мечта» все далее от Земли и от Луны наблюдал известный всему миру как «отец спутников» академик Седов — трудолюбивый прозорливец в кроликовой ушанке, в обшитом сукном полушубке, с недремаными очами и ясными, как в тетрадке, линиями морщин на лбу.

Прямо к его персональному рефлектору системы Ньютона и доставил Вокулова бес калужский.

— По какой причине беспокоите? — строго спросил патриарх космизма. — В космонавты я еще не принимаю. Даст Бог, только через год начнем.

— Я к вам насчет того, что касается Луны. Короче, ее обратной стороны, — спешил доложить Вокулов. — Имею решенный проект, как ее сфотографировать для известности всему человечеству на Земле. И чертежи впридачу!.. Только они у меня в целях секретности вот тут, — Вокулов бережно прикоснулся к своему высокому, но пока что без поперечных складок молодому лбу.

— Эх ты, ох ты, ах ты — обрадовался Седов. Вынул руки из шерстяных варежек и захлопал ладонями. — Что касается Луны, все архиважно, батенька! Пока вчерне поговорим. А поутру доложите свое видение вопроса на научно-практической конференции в Астросовете!


...В ноябре 1959 года советский ракетный зонд — станция «Луна-3» сфотографировал обратную сторону Луны и передал снимки на Землю, в подмосковные Подлипки академику Сергею Королеву и в Пулково — в Астросовет, лично Седову. В передаче участвовала фототелеграфная система, сотворенная умельцами одного из калужских высокосекретных предприятий.

Многих из активных советских людей того времени уже нет в живых. Однако память о героях эпохи холодной войны жива в Калуге.

Неподалеку от основанного в августе 1917 года Электромеханического завода есть замечательный памятник русским завоевателям Луны. Три политехника — кузнец, токарь и инженер-розмысел стоят с профессиональными атрибутами в руках на высоком постаменте ввиду предприятия, где был сотворен искусными рабочими мастерами секретнейший заказ «почтового ящика» в Подмосковье -фототелеграфные устройства для космической съемки.

И вот уже полвека смотрят с постамента над «Аллеей ветеранов» в Калуге скульптурные «технари», прообразами которых были трудовые богатыри с Калужского электромеханического завода. Высоко стоят они и с надеждою смотрят поверх диких рощ, мостовых кранов и гор бревен на другой берег Оки, в сторону Тулы. Именно с того берега пришли освободить Калугу от фашистов тульские ополченцы в декабре 1941 года.


...4 октября 1959 года была запущена советская космическая ракета, которая вытолкнула со второй космической скоростью с орбиты Земли автоматическую станцию «Луна-3». Основной задачей сверхсекретного объекта был облет нашего естественного спутника, и фотографирование карты поверхности обратной стороны Луны, которую Иоганн Кеплер в начале 17-го века в повести «Сон» назвал «Привольвой».

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»