Небо Гагарина
Первые из землян
Первые из землян "ангелы-одиночки" околоземных орбит - Гагарин и Терешкова
А в конце трёх суток голодания на орбите у возвратившейся на Землю
А в конце трёх суток голодания на орбите у возвратившейся на Землю "Чайки" случилась огромная травма подглазья
В Академии наук СССР летом 1963-го заседали Быковский,
В Академии наук СССР летом 1963-го заседали Быковский, "Чайка", Каманин, Николаев и Президент Келдыш

Вячеслав Бучарский

«Небо Гагарина»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Название научно-художественного романа о Первом космонавте Земли «Небо Гагарина» заглавляет занимательно-документальное повествование о земном и космическом бытовании русского смоленского мальчика, родившегося на Смоленщине за год до ухода из жизни калужского старца и космиста Циолковского.
 
В шестидесятые годы прошлого века весь мир хотел видеть и слышать Первого космонавта. Дети, девушки и зрелые граждане разных стран и различных религиозных и политических ориентаций в единый миг полюбили улыбчивого пилота Страны Советов, который, увидавши родную планету с Божественной высоты, искренне захотел обнять всех людей на Земле.
 
Летящая жизнь и трагическая судьба Юрия Гагарина стала темой множества научных, научно-художественных и «беллетристических» книг.
 
Известный русский писатель Вячеслав Бучарский предлагает читателю не поверхностному, но внимательному, своё видение образов русских космистов советского времени.

 

Ангелы на «великах» (22 июня 2018)

Больше  всего  Николаеву  и  Терешковой  нравились  велосипедные  прогулки  в лес.  На легких,  как ласточки,  спортивных моделях  кандидаты  в  космонавты  уезжали  за десятки  километров  от  Чкаловского  городка…   Парашютистка  Валентина  и  гоняла на «велике»  по-спортивному.  Умчится  далеко вперед,  и  откуда-то из глубины  бора несется  с детства тревожное, лесное  эхо:  «а—у—у».

 Возвращались в  общежитие поздно…    Шли  пешком,  вели усталые велосипеды, тихо  пререговаривались.  То спорили,  то пели…  Вернее, Валентина  пела – высоко, артистично.   А Николаев  влюблённо слушал.  Очень задушевно  у парашютистки  из  Ярославля получались «Подмосковные вечера»,  «Текстильный городок»,  «На пыльных тропинках»,  «Березы»…  Те самые березы,  которые  не спят  и  под Москвой.  Эта песня всегда волновала  Андрияна  до слез.

РГ от 18июня 2018 года:«Юбиляр попросила Президента взять под свой контроль ситуацию на реке Волга»

Однажды Валентина, остановившись в пути,  как-то пристально, пожалуй, даже строго посмотрела  в  раскосые,  глубинно черные глаза военного летчика  из Чувашии,  а потом выговорила,  словно магическое заклинание, стихи:

Из-за утеса, как из-за угла,

Почти  в упор  ударили в орла.

А он спокойно свой покинул камень,

Не оглянувшись  даже на стрелка,

И, как всегда, широкими кругами,

Не торопясь, ушел за облака!

После долгого молчания спросила: « Зажигает, да? — И не дожидаясь ответа,  ярославская ткачиха призналась: — Люблю этих смелых  и гордых птиц».

— А людей таких? — напрягся «перехватчик», старший лейтенант ВВС  Николаев.

Валя улыбнулась, подумала  и  сказала  как-то необычно выразительно,  будто  продолжала  читать  только  ей  известные стихи: «По-моему,  человек  от всего окружающего  должен брать самое лучшее.  У орлов — чувство неба,  полета. У других птиц — смелость, преданность, любовь» ...   Юрий Гагарин,  словно подслушав откровения  будущих  космонавтов,  однажды  сказал  Андрияну  Николаеву:  «Вы с Валей  будто  по одной книге жизни учитесь…  Все у вас на один лад!»

Обживая  на земле  «Восток-3» весной  1962 года,  Николаев делал последние «витки»  в  макете корабля.  Трудновато  было без людей.  Но особенно -  без волжаночки  Вали…   Потом  Андрияну  рассказали,  что парашютистка Терешкова  несколько раз приходила к стенду с  макетом корабля «Востока»,  где томился  взаперти  Андриян,  готовясь к старту.  Там  подолгу  стояла  у трапа,  но переговорить  с  «дролей»  по телефонной  связи  ей не разрешали…  «Клен» — такой был позывной на связи  в тренировочном «полете»  у Николаева.

— Нет, Береза, не завял, — с улыбкой радостного простодушия  ответил  на вопрос парашютистки  с  Волги  чуваш  Андриян. — Только позеленел малость…    В предстартовых тренировках  в  макете  корабля «Восток» позывным у  Валентины Терешковой  была именно «Берёза».  Прямо как в песне...

*  *  *

…В 1974 году в Издательстве «Молодая гвардия» вышла книга воспоминаний Великого Советского гражданина, патриота, лётчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза, генерал-майора авиации А.Г. Николаева «Космос – дорога без конца». Автор строго, но увлекательно рассказал много интересного  о подготовке  первых советских космонавтов  к полётам на кораблях типа «Восток» и «Союз» на орбиту Земли.

«Ещё до старта «Востока-3» и «Востока-4» к нам в отряд космонавтов пришла группа  девушек. Им предстояло  пройти большой курс подготовки  космонавтов к выполнению полёта. К июню 1963 года они полностью  закончили этот курс…  После нашего полёта мы с Павлом Поповичем, также как и Юрий Гагарин и Герман Титов, помогали девушкам готовиться  к старту. Делились опытом, помогали делом  и советом на тренировках.  Валерий  Быковский и  его дублёр Владимир Комаров также параллельно с девушками готовились  к выполнению полёта на «Востоке-5»;  мы не забывали  и наших ребят, помогали им, так же  как и девчатам»…  И далее Андриян Николаев, командир «Востока-3»,  вспоминает,  как с Юрием Гагариным  и Германом Титовым  переживали – по особенному - за Валентину Терешкову,  который Гагарин придумал позывной «Чайка»…   Конечно, и ловкому храбрецу Валерию Быковскому, лётчику истребителю,  было непросто в  многосуточном полёте на «Востоке-5».. А парашютистка с берегов Волги,  велосипедистка-певунья Валентина?..  Ах, какая она великолепно-красивая и умная… Она же  ещё и первая в мире женщина в космосе!...   А  её звонко-певучие доклады  из орбитального крепкого, но такого малого орбитального «орешка»: «Я – Чайка!  Я – Чайка! Самочувствие отличное!»…  И это успокаивало «жениха» Андрияна Николаева, а также  Главного конструктора С.П. Королёва  и  ведущего связь с бортом «Востока-5» Юрия Гагарина…

*  *  *

… Обозреватель «Российской газеты» Наталья  Ячменникова  в номере  от 18 июня 2018 года  приводит в своём обзоре отзыв о полёте «Чайки»  Генерала-лейтенанта Николая Каманина, занимавшегося отбором  и подготовкой  Первых  Советских  лётчиков-космонавтов. Он записал в своём знаменитом «Дневнике»:  «По чёткости и слаженности старт Терешковой напомнил мне старт Гагарина…  Да, я очень  рад, что не ошибся в выборе первой женщины-космонавта».

Однако мало кто знал, - утверждает обозревательница РГ, насколько на самом деле сложным оказался полёт «Чайки».  Вообще многие детали первых космических полётов  долго оставались засекреченными. Полёт Валентины Терешковой не стал исключением. Так скрывалось, что он проходил  на грани  огромного риска.  Более того, мог закончиться трагически.

«Не один десяток лет Валентина Терешкова хранила тайну о том, что была на волосок от гибели. Как выяснилось, в автоматической программе корабля была допущена оплошность: он был сориентирован так, что вместо того,  чтобы осуществлять систему спуска, его орбита напротив, поднималась. И космонавтка вместо Земли улетала «туда». Хорошо, она заметила  это и доложила Королёву,  а он  и  Юрий Гагарин держали с ней (с «Чайкой»- В.Б.) связь…  Ошибку быстро исправили».

Во время встречи с Президентом РФ Путиным В.В. в начале июня 2018 года  об этой ситуации напомнил Путин. «Насколько я знаю, - сказал он, -  были  сбои в системе управления, и вам пришлось вручную заниматься системой ориентации корабля?»

Депутат Государственной Думы РФ,  как написали  в том же номере «Российской газеты»,  ответила: «Сбой был… Думаю, что это по ошибке. И тормозная двигательная установка была сориентирована на подъём орбиты, а не на спуск, не на сталкивание корабля.  Я заметила это на первых витках,  доложила на Землю… Я исправила, внесла данные, которые Земля мне сказала. Внесла – всё в порядке,  доложила, и остальной  полёт прошёл нормально, - продолжала Терешкова. – Так что, Владимир Владимирович, когда мы Вам показывали фильм «Время  первых»: конечно, ни одного полёта – всегда какие-то  где-то были сбои».

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»