Небо Гагарина

Вячеслав Бучарский

«Небо Гагарина»

Аннотация

Название научно-художественного романа о Первом космонавте Земли «Небо Гагарина» заглавляет занимательно-документальное повествование о земном и космическом бытовании русского смоленского мальчика, родившегося на Смоленщине за год до ухода из жизни калужского старца и космиста Циолковского.
 
В шестидесятые годы прошлого века весь мир хотел видеть и слышать Первого космонавта. Дети, девушки и зрелые граждане разных стран и различных религиозных и политических ориентаций в единый миг полюбили улыбчивого пилота Страны Советов, который, увидавши родную планету с Божественной высоты, искренне захотел обнять всех людей на Земле.
 
Летящая жизнь и трагическая судьба Юрия Гагарина стала темой множества научных, научно-художественных и «беллетристических» книг.
 
Известный русский писатель Вячеслав Бучарский предлагает читателю не поверхностному, но внимательному, своё видение образов русских космистов советского времени.

 

Глава 3.2 Радость планеты

Рита и Буча
— Ба... А ба... А Буча колок поволок!..- радостно и звонко кричала со двора на всю всхолмленную лесостепь шестилетняя татарковатая девочка Рита, внучка лесника.
Дверь двустворчатая в сенцы-веранду была нараспашку. Тахтарова Анна Акимовна, лесничиха, раскачивала, будто колокола, снопы засушенной пижмы и зверобоя, разыскивая решето с лыковой сеткой днища.
— Как это уволок? Ку-уда?.. — отважно покрикивая, пожилая крестьянка сбежала по плахам крылечка. На дворе — травка самая ранняя, щемяще зелененькая. По травке дрова вроде юрты калмыцкой сложенные, рядом с дровянищем кол был вбит еловый, ежистый. А к нему на сыромятной ремнине привязанный бычок трехмесячный, белопятнистый. Возбудившись от вида Риты-Маргариты, теленочек набычился да и попер к воротам. Вот и выдернул колок Буча и за ворота поволок.
Дом и подворье лесника с видом на волжскую неоглядность был на отшибе береговой деревеньки Смеловка, на поляне кустарникового склона. А теленок попер по тропинке в сторону общественных огородов. И пошли бабушка и внучка к своей картофельной делянке Бучу искать.
...Ступив на твердую почву и отстегнув парашютную систему, «пришелец» увидел пожилую женщину и маленькую девчушку, обе в мусульманских «гермоплатках». Рядом с ними размахивал хвостом пятнистый теленок.
В книге «Дорога в космос» Юрий Гагарин так рассказал об этой встрече: «Пошел к ним. Они направились навстречу. Но чем ближе они подходили, шаги их становились медленнее. Я ведь все еще был в своем яркооранжевом скафандре, необычный вид которого немножечко их пугал. Ничего подобного они еще не видели.
— Свои, товарищи, свои! — ощущая холодок волнения, крикнул я, сняв гермошлем.
— Неужели из космоса? — не совсем уверенно спросила женщина.
— Представьте себе, да, — сказал я.
— Юрий Гагарин! Юрий Гагарин! — закричали подбежавшие с полевого стана механизаторы.
Это были первые люди, которых я встретил на Земле после полета, — простые советские люди, труженики колхозных полей. Мы обнялись и расцеловались, как родные».

Автомобили, вертолеты, самолеты
Вскоре к Юрию Гагарину подъехали два механизатора колхоза им. Тараса Шевченко из деревни Узморье. Затем на военном тягаче из ракетного дивизиона, расположенного вблизи волжского берега у деревни Подгорье, прибыли командир дивизиона майор Ахмед Гасиев, замполит Константин Копейкин, стажер Юрий Савченко из Энгельского артучилища и другие военные.
Ракетчики помогли Гагарину выбраться из скафандра. Подобрали, как святыню, бело-стекольный гермошлем с пламенными буквами «СССР». Майор-осетин Гасиев, жгуче-чернявый, с угольными глазами и горячим взором, доставил на «русском джипе» ГАЗ 69 Юрия Гагарина в свой ракетный дивизион. Остальные на тягаче поехали к спускаемому аппарату и взяли его под охрану.
Из штаба дивизиона по телефону Гагарин связался с командиром дивизии ПВО генерал-майором Вовком, находившемся в штабе в Куйбышеве (с Москвой связи не было) и доложил: «Прошу передать главкому ВВС: задачу выполнил, приземлился в заданном районе, чувствую себя хорошо, ушибов и поломок нет. Гагарин».
В ожидании эвакуации «пришелец» после доклада в штаб дивизии в Куйбышеве общался с личным составом ракетного дивизиона под Энгельсом. Белокурый, как ангел с голубыми глазами, стажер Юрий Савченко без конца щелкал затвором фотоаппарата «Зенит», запечатлевая для истории спустившегося с небес на Землю такого же славного и улыбчивого молодого славянина, советского военного летчика. На некоторых кадрах Гагарин выглядел ошарашенным и даже подавленным всем с ним приключившимся.
Из дивизиона «охотников за пауэрсами» вместе с «горячим» командиром ракетчиков майором Гасиевым на тягаче двинулись к спускаемому аппарату космического корабля «Восток».
Тем временем на поиск космонавта с Энгельсского аэродрома курсом 240 был направлен вертолет Ми-4. На борту находились начальник гарнизона генерал-лейтенант Бровко, командир части полковник Осипов, командир вертолета Хитрин и борттехник Галкин. С вертолета быстро обнаружили спускаемый аппарат корабля «Восток» с двумя парашютами.
Вертолет произвел посадку около «шарика» и разметанного по весенней стерне оранжевого «зарева» парашюта — при этом космонавта не обнаружили.
Подошедшие трактористы сообщили, что «человек с небесей» на военном тягаче уехал в Энгельс.
Вертолет взлетел и направился к городу. За полчаса до полудня с его борта поблизости от КПП ракетного дивизиона в Подгорном заметили автомашину, из которой вышел «субъект» в голубом свитере на «молниях» — подскафандрике и замахал руками. После посадки из вертолета вышли Бровко, Осипов и Галкин, обнялись с «пришельцем» и забрали его с собой.
Хитрин сообщил: «Космонавт взят на борт, следую на аэродром». По свидетельству участника событий голубоглазого Савченко, вертолет приземлился около КПП. Прилетевшие на нем офицеры прошли на территорию части, где Гагарин фотографировался с офицерами.
Через несколько минут они вышли из штаба и сели в тот же вертолет.
Гасиев снял свою фуражку и подарил ее космонавту. А у того никаких личных вещей. Тогда Гасиев вынул из кармана кителя свой партийный билет, раскрыл его на последней странице и подал космонавту вместе с авторучкой. Гагарин расписался на левой стороне вверху. Кстати, это был первый автограф Первого космонавта после кругосветного космического полета.
В 11:50 Юрий Гагарин вышел из вертолета Ми-4 на поле Энгельсского аэродрома. Именно здесь год назад (с 13 апреля по 20 мая 1960 г.) он проходил парашютную подготовку вместе с другими космонавтами первого набора. Сохранилась вышка, тренажер Борщевского, с которой учились прыгать космонавты.
У трапа Гагарина встретил командир авиасоединения генерал-майор Евграфов и офицеры штаба. Здесь же ему вручили поздравительную телеграмму Советского правительства.
Собралась огромная толпа встречающих. В 12:15 на легковой автомашине бежевого цвета «Победа» космонавт прибыл на командный диспетчерский пункт аэродрома, затем в штаб гарнизона, чтобы связаться с Москвой.
В 12:20 на Энгельсский аэродром на самолетах Ил-18 и Ан-10 прибыла поисковая группа с Байконура под командованием заместителя главкома ВВС генерал-лейтенанта Агальцова, а также московские корреспонденты, которые вскоре встретились с «пришельцем».
...Когда прилетели на памятный по парашютной натаске аэродром в Энгельсе, Герману Титову хотелось быстрее обнять возбужденного двойника, но Юг был в плотном, будто скованном цепью круге военных людей. По периметру теснились, подпрыгивая, становясь на цыпочки, теоретики и проектанты...
Подойти к Гагарину не было никакой возможности, но все же дублер Титов стал протискиваться сквозь толпу. На него бросали удивленные, строгие взгляды, а он все-таки ввинчивался и протискивался в живой массе. Юг заметил своего дублера, когда тот был уже в нескольких шагах, и бросился к Герману навстречу. Они крепко обнялись, долго тискали друг друга.
...Следующие три часа Гагарин отвечал на вопросы, фотографировался с собравшимися. Когда наладилась связь, он лично доложил Н. С. Хрущеву о выполнении полета.
Поговорил они с С. П. Королевым, который еще находился на полигоне, с министром обороны Р. Я. Малиновским и главкомом ВВС К. А. Вершининым. Затем позвонил в Звездный городок жене Валентине Ивановне.
В 15:25 самолет Ил-14 с Гагариным на борту взлетел и взял курс на бывший Куйбышев, ныне Самару. В полете его сопровождали генерал-лейтенант Агальцов, спортивный комиссар Борисенко, врач Карпов и другие. Примерно через час самолет приземлился в Куйбышеве, на Безымянке — заводском аэродроме ракетостроительного предприятия.
У въезда на завод собралась большая толпа рабочих, и, чтобы избежать беспорядков, по команде генерала Каманина самолет остановился на самой дальней стоянке. Туда приехали на машинах местное партийное и государственное руководство, группа встречающих из Москвы. Пока на самолете глушили двигатели, открывали дверь, монтировали трап, количество встречающих неимоверно возросло.
Первым из самолета вышел Гагарин в серо-голубом комбинезоне (подскафандровая одежда) и майорской фуражке Гасиева. На земле первым обнял Первого космонавта дублер Титов.
... Вскоре Юга перевезли на обкомовскую дачу на высоком берегу Волги, где он наконец-то принял нормальную ресторанную еду, а также душ. Спустя три часа прилетели с космодрома на дачу члены Госкомиссии во главе с Рудневым, Главный теоретик М.В. Келдыш, Главный конструктор С. П. Королев, а также пятеро космонавтов из лидирующей шестерки.
...А вот как описал первые часы на Куйбышевской земле сам Гагарин:
«В эти волнующие первые часы возвращения на Землю из космоса произошло много радостных встреч со знакомыми и незнакомыми друзьями. Все были для меня близкими и родными. Особенно трогательным было свидание с Германом Титовым, который вместе с другими товарищами прилетел на реактивном самолете с космодрома в район приземления. Мы горячо обнялись и долго от избытка чувств дружески тузили друг друга кулаками.
— Доволен? — спросил он меня.
— Очень, — ответил я, — ты будешь так же доволен в следующий раз.
Ему очень хотелось обо всем расспросить меня, а мне очень хотелось обо всем рассказать ему, но врачи настаивали на отдыхе, и я не мог не подчиниться их требованиям»
...В Куйбышеве после отдыха на обкомовской даче дублеры бродили по берегу Волги. Снег стаял. Подсыхала земля, кое-где пробивалась ярко-зеленая трава, а почки деревьев уже начали выбрасывать пахучие клейкие листочки. Ольха покрылась темно-красными сережками. Вскрылась могучая Волга, по мутным волнам легко неслись льдины. В ветвях хлопотали грачи, поправляя старые гнезда. Свистели скворцы, и все это сливалось в упоительную мелодию — торжествующий гимн весне. Милая сердцу картина русской природы!..
Юг и Герман делились впечатлениями. Вдруг майор Гагарин остановился, уставившись в полыньи синего неба между белопарусными облаками. Смотрел долго, молча.
— Ты об чем? — спросил старший лейтенант Титов.
— Вспомнилось, как смотрел оттуда на всю нашу планету... Ты тоже скоро увидишь всю Землю целиком. Это ни с чем не сравнимо! Бо-о-жественное зрелище!..

Второй день и далее...
«Можно смело сказать, — не раз утверждал Герман Степанович Титов, — что после 12 апреля 1961 года, дня, который люди всей Земли назвали Утром Космической Эры, на планете не было другого человека, который пользовался бы такой любовью не только своего народа, но и народов всего мира. Имя Юры Гагарина навсегда вошло в века. Оно знаменует собой начало новой эры — эры освоения человеком космического пространства. Подвиг его олицетворяет все лучшее, что создано человеческим разумом с древних времен до наших дней, подвиг этот, как принято говорить, вписан в историю золотыми буквами, но мне думается, что даже этот благородный металл не в полной мере отражает его величие».
...13 апреля с 9 до 12 часов Юрий Гагарин рассказывал о своих впечатлениях о полете членам госкомиссии, отвечал на многочисленные вопросы.
Далее — фотографирование, различные интервью.
Днем Гагарин, Титов, Каманин и другие погуляли по берегу Волги и поиграли в бильярд.
Во второй половине дня Гагарин и Каманин готовили рапорт Хрущеву при толржественной встрече в Москве.
Вечером с космонавтом дважды разговаривал Брежнев.
В этот же вечер Юг примерил только что сшитую новую форму с майорскими погонами.
...14 апреля в 10:40 на самолете Ил-14 Гагарин отбыл в Москву. Там тоже была незабываемая встреча. Первый космонавт стоял на трибуне Мавзолея Ленина рядом с руководителями Правящей Партии и Правительства.
Ликующая Москва. Ликование всего мира в честь этой победы Человека.
... «Мы должны снять шапки перед русскими». Под такими заголовками мировая пресса сообщала о достижениях советского народа. И совершенно естественно, что с завершением космической орбиты для Гагарина начались «орбиты земные» не только по нашей стране, но и по зарубежным странам — все хотели увидеть первого космонавта Земли.
И вот тут-то обнаружился «недостаток» в подготовке космонавтов. В первые месяцы после полета Юрию Гагарину пришлось произносить речи на митингах и собраниях, выступать перед рабочими, учеными, в школах, в студенческих аудиториях, давать интервью многочисленной и разноликой армии журналистов. А этому в отряде космонавтов не учили. Однако Гагарин блестяще справился и с этими, «земными перегрузками». Свидетельством тому являются восторженные улыбки слушателей и бурные овации аудиторий после его выступлений и ответов на вопросы.
...Космические «школяры» шли в тесной шеренге демонстрантов по Красной площади. Громко кричали, весело аплодировали, смеялись радостно. А Юг был на трибуне Мавзолея. Он заметил тесную и веселую группу своих, трепетно замахал рукой.
Над площадью неслись голоса, люди скандировали:
— Ура, Га-га-рин! Гагарину слава!
Каждый день приносил радостные вести: Юрий Алексеевич Гагарин — Герой Советского Союза. Президиум Верховного Совета СССР наградил многих специалистов, принимавших участие в создании и запуске «Востока».
В числе награжденных были и «школяры» — космонавты первого, или, как потом стали говорить, «гагаринского» набора. Дублера Титова отметили орденом Ленина.

Алеша Калининский
Приветствуя Юрия Гагарина 22 мая 1961 года в аэропорту Софии, Первый секретарь болгарских коммунистов Тодор Живков сказал: «Горячо приветствуем великий и непобедимый, братский нам советский народ, который дал миру Ленина, Горького, Циолковского, народ, который проложил для всех народов мира путь к миру и коммунизму».
На митинге в Пловдиве на следующий день, организованном в честь Гагарина, местные власти объявили Юрия Алексеевича почетным гражданином города.
После митинга Гагарин поднялся к памятнику «Алеша».
«Видимый отовсюду, — вспоминал Юрий Алексеевич,— как часовой, стоял он на вершине, окидывая орлиным взором освещенную солнцем страну.
Я глядел на него, как на живого, и мне казалось, что свежий ветер, летящий с Балканских гор, шевелит его молодые, слегка тронутые сединой пряди волос, выбивающиеся из-под фронтовой пилотки. И до чего же велика обобщающая сила искусства! Я вглядывался в улыбающееся лицо „Алеши“ и узнавал в нем волевые черты многих советских людей...»
Юрия восхитила легенда об Алеше Калининском.
В этом народном сказании парень из древнерусского города Твери, вскинув левую руку вверх, а правой сжимая автомат Калашникова, смотрел на восток, потому что хотел вернуться из Болгарии домой к родным, но была война. К нему пришла красивая девушка с Дуная и спросила:
— Говорят, ты из Рязани.
— Нет, я калининский, — по довоенному ответил Алеша из Твери. — Нас, таких белокурых парней, почти вся дивизия была. Много погибло.
— У тебя есть семья?
— Я любил девушку.
— Вчера она приходила. У тебя есть дочь, она очень похожа на тебя.
— Обозналась женщина. Ее муж был во втором взводе, и погиб в марте сорок третьего.
— Жаль, людям нужно счастье.
Следом за ней к Алеше Калининскому пришел белокурый мальчик со светлосерыми, навыкате, глазищами Ангела Небесного.
— Ты мой папа? — спросил он у памятника.
— Нет, малыш. До детей я не дожил.
— А я хочу, чтобы ты был моим папой.
— Хорошо, я буду жить ради тебя.
Алеша Калининский слышал разговоры влюбленных, но никому не говорил о них. Влюбленные доверяли ему, и он хранил их тайны.
— Я стала б твоей женой, — говорила красавица с берега Дуная.
— Спасибо. Но я любил другую. Моя Аленка жила в соседней деревне. Очень мне нравилась моя конопатенькая: вся в веснушках, а глаза как листики ивы.
— Какая счастливая!
— Какое уж тут счастье, когда меня нет.
— Да, счастье! — настаивала Краса Дуная. — Ты принес свободу моему народу, и я буду любить тебя вечно. Ты генерал?
— Нет, я сержант. Я командовал отделением автоматчиков.
— И все вы такие красивые были?
— Русские парни не хуже болгарских.
— Можно, я расскажу о тебе подругам? Пусть знают, что после смерти жизнь не кончается.
Много лет люди приходят на это место, к Алеше из России. Город утопает в ночи, зажигаются огни, их много, целое море, а люди все идут к Алеше, кто с чем...

Встреча после ливня
«С утра 13 июня 1961 года был ясный, солнечный день, стояла засушливая погода, — вспоминала жительница Воротынска, военного городка глубокой древности в Калужской области, Валентина Георгиевна Мельникова. — Калуга ждала Ю.А. Гагарина в гости. Ждали его и на аэродроме «Орешково» в Воротынске, куда должен был приземлиться самолет из Москвы.
Жители поселка и ближайших сел тоже об этом знали и подходили к аэродрому. Там дежурили пожарные машины, машина «скорой помощи», (такие меры всегда принимаются во время полетов или прибытия самолета).
Но радость ожидания немного подпортила взявшаяся невесть откуда черная туча и сильный дождь, после которого остались большие лужи. Дождя здесь не было давно, погода стояла жаркая и сухая, потом воротынские бабушки будут сказывать:"...это, небось, Гагарин нам дожжа привез«.
А люди на аэродром все прибывали. Это были жители поселка, летчики, жители ближайших деревень, приехало областное и районное партийное руководство, местная администрация, представители трудящихся, было много детей.
И вот в небесах зародилась черная метка. Самолет, а это был ЛИ-2, из-за грозы немного задержался. Когда грузовой лайнер военного образца приземлился и подогнали трап, народ выстроился по обе стороны от самолета
Дверь открылась, и на трап вступил Первый космонавт планеты Земля.
Как вспоминает Мельникова, все ожидали увидеть крупного мужчину, богатырского телосложения, какими были летчики на аэродроме «Орешково», а увидели довольно-таки щуплого вида парнишку в летной форме с золотой звездой Героя. Возникли в душе даже какие-то сомнения, но лицо Гагарина, которое повернулось к народу, озарила улыбка, та самая знаменитая улыбка, и все сомнения как рукой сняло. Юрий Алексеевич спустился с трапа, его уже ждала машина, но он не спешил, так как видел, сколько людей пришло на аэродром. Люди кричали «Ура!», плакали, махали руками, бросали ему под ноги цветы, а кто посмелее — вручали букеты прямо в руки и пытались обнять и поцеловать..
Пока Юрий Алексеевич всех не обошел, приветствуя, он в машину не спешил.
Когда Гагарин проходил к «лимузину» влажной после дождика черноты, он внезапно увидел в толпе мужчину, который вместе со всеми пришел на поле. Это был Борис Федорович Вдовин, бывший инструктор Гагарина по его службе на Севере, человек очень скромный и обаятельный. Юрий Алексеевич, вырвавшись из окружения, подошел к сорокалетнему крепышу с крупной головой и седыми висками, обнял его и повел с собой в «лимузин»; так они вместе и уехали в Калугу.
В недолгом пути от Воротынска до Калуги вдоль Оки и мимо знаменитого Бора калужского друзья успели перекинуться " а помннишь..." про боевую службу в полку морской авиации на Крайнем Севере.
В тяжелое для Гагарина время — после гибели в дорожной аварии лучшего друга Юрия Дергунова, оренбургского учлета, отважного пилота и безоглядного мотоциклиста, молодожены Юг и Валента сблизились с семьей заместителя командира эскадрильи Бориса Федоровича Вдовина.
Небольшого роста, подвижной, синеглазый, с выразительным худощавым лицом, «замкомэск» нравился «перехватчику» морской авиации Югу своей влюбленностью в жизнь, простотой в обращении с подчиненными. На аэродроме, во время полетов, он становился по-командирски строг и немногословен, а дома сразу менялся, был весел, общителен и остроумен. Боевые летчики видели в нем и командира, и наставника, и доброго друга.
Борис Федорович писал стихи и нередко читал их на вечерах самодеятельности. Песенки и частушки, написанные им, исполнялись хором морских пилотов. Он любил русский язык, чувствовал слово. У него была небольшая, толково подобранная библиотечка любимых поэтов. На полке рядышком стояли томики избранных произведений Пушкина, Лермонтова, Тараса Шевченко и самых ярких поэтов Советского времени — Маяковского, Ахматовой, Твардовского. Супруги Гагарины активно пользовались «сокровищами» из вдовинской домашней библиотечки.

В Калуге.
«Еще в космосе я решил обязательно побывать в старинном русском городе Калуге — колыбели теории межзвездных полетов. И случай этот быстро представился — калужане пригласили на закладку нового музея своего знаменитого земляка К. Э. Циолковского. С волнением подъезжал я с аэродрома к раскинувшемуся на взгорье городу, утопавшему в свежей зелени садов, только что омытых шумным грозовым ливнем», — вспоминал Гагарин в своей книге «Дорога в космос».
Первым делом вместе с Б. Ф. Вдовиным они побывали на могиле ученого, украшенной обелиском, на постаменте которого солнце золотило пророческие слова: «Человечество не останется вечно на земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет все околосолнечное пространство».
Когда-то в Саратове индустрик Юг окончил этой фразой К. Э. Циолковского свой доклад о межпланетных сообщениях.
Возложили венок из живых цветов на дорогую могилу и долгим молчанием почтили память великого провидца. В это время в небе возникла радуга и повисла над городом, словно венок.
Почти весь день они провели в Калуге, где многое было связано с именем К. Э. Циолковского: его домик-музей; памятник ученому из бронзы и нержавеющей стали, воздвигнутый в сквере Мира; улица К. Э. Циолковского; школа, в которой он более двух десятков лет преподавал точные науки и где теперь обучала детей русскому языку и литературе его внучка — Марина Вениаминовна Самбурова.
Гагарин повидался с ней и с ее братом Алексеем Костиным — местным журналистом. Они многое рассказали о своем деде, его жизни, его привычках. И образ гениального ученого стал для Гагарина еще более понятным и близким.
Он был глубоко тронут, когда на митинге, собравшемся на площади имени В. И. Ленина, его, родившегося незадолго до смерти Великого Космиста, вместе с К. Э. Циолковским назвали почетным гражданином города Калуги. «Много еще впереди смелых полетов в космос, и все наши космонавты будут приезжать в этот близкий их сердцу город, воздавая должное тому, кто первым из людей в своих дерзких планах и чертежах проложил нам путь к звездам», — провидчески утверждал Гагарин в своей биографической книге «Дорога к звездам».

Пионерка Валентина
Когда Гагарин, закончив свой визит в Калугу, улетал из Воротынска, народу на аэродроме было меньше, чем утром, но достаточно. Здесь были те, кто опоздал на встречу, кто узнал о приезде Юрия Алексеевича слишком поздно, и те, кто хотел еще раз посмотреть на этого удивительного человека.
Журналистам из местной газеты в Воротынске удалось найти свидетельницу отлета Гагарина в Москву. Пенсионерка-учительница ныне проживает самым скромным образом в поселке. Товарково Калужской области.
Тогда в 1961 году это была Валя Точилкина, ученица 3-го класса Воротынской школы № 1. Она опоздала на встречу с Гагариным, и поэтому во что бы то ни стало решила проводить самолет в Москву. Когда был назначен отлет — никто не знал. Валя вместе с подружками- одноклассницами почти целый день была на аэродроме, а день был очень жаркий. По такому случаю девочки нарядились в парадную форму: коричневое школьное платье и белые фартуки. А за цветами для Гагарина родители Вали специально ездили в Калугу.
На аэродроме стоял самолет, к нему была постелена красная ковровая дорожка. К вечеру показалась вереница машин, народ заволновался. Машины остановились недалеко от дорожки. Кто-то из взрослых подтолкнул Валю в спину и шепнул: — Беги!.. Валя побежала навстречу Юрию Алексеевичу, тот принял из рук «подросточки» букет, поцеловал и, взяв пионерку Валю на руки, понес ее к самолету. Около трапа опустил девочку на землю, а из дверей помахал рукой с искренней приветливостью, будто пионервожатый.
Самолет улетел. Люди стали расходиться по домам. Но память об этой встрече навсегда осталась в их сердцах. Простота Гагарина, его человечность, жизнелюбие, знаменитая улыбка покорили весь советский народ, Вортынские бабульки-свидетельницы в один голос это подтверждают,

Литейщик ЮГ-1
Накануне поездки в Англию Гагарина пригласили на пресс-конференцию в Москве, посвященную первому в мире полету человека в космическое пространство. Отвечая на вопросы журналистов из Западной Европы и США, Гагарин сказал: «Ведь именно молодежь в первую очередь заинтересована в завтрашнем дне. Ведь именно молодые 60-х годов будут решать завтра судьбу мира. ...Пусть космические корабли понесут научные экспедиции к далеким планетам, но пусть не понесут они никогда смертельный груз».
...По приглашению Исполнительного Комитета профсоюза литейщиков Великобритании 11 июля 1961 года 26-летний Юрий Алексеевич вылетел в Лондон.
Английская пресса с присущей ей дотошностью начала обсуждение вопроса о встрече Первого космонавта планеты. "Сегодня,— писала газета "Дейли миррор",— майор Юрий Гагарин прибывает в Лондон. Гагарин — храбрый человек. Он символ величайшей победы науки, которая когда-либо была достигнута.
Английскому народу нет никакого дела до протокола, он придает большее значение первому человеку, завоевавшему космос, и хочет, чтобы этого человека должным образом встретили от имени всех англичан. Первый космонавт мира заслуживает, чтобы его с честью встретила вся страна«.
В Лондонском аэропорту советских «военлетов» от имени королевы и английского правительства встречал парламентарий Фрэнсис Тэрнбулл, от английских ВВС маршал авиации Рональд Лиз.
Несмотря на дождливую погоду, тысячи лондонцев вышли на улицу приветствовать первого космонавта.
По всему маршруту движения Юрия Гагарина стояли люди: рабочие, студенты, дети, женщины, старики.
На машину, которая на дни пребывания Гагарина в Англии была закреплена за ним, прикрепили номер «ЮГ-1», отчеканенный в единственном экземпляре (Юрий Гагарин — первый).
В этот же день Английское общество межпланетных сообщений вручило Юрию Гагарину золотую медаль, учрежденную накануне. Советский космонавт стал первым ее обладателем.
12 июля Юг с сопровождавшим его генералом Каманиным совершил поездку по Лондону, ознакомился с историческими примечательностями английской столицы.
В тот же день Юрий Алексеевич посетил старинную лондонскую крепость Тауэр, был гостем Академии наук, где беседовал с астрономом Б. Ловеллом и президентом королевского астрономического общества профессором У. Маккреем.
13 июля знаменитого пилота-литейщика встречали в в Манчестере — рабочей столице Британии. Приветствуя космонавта, президент профсоюза литейщиков Фред Холлингсуорт говорил о необходимости дружбы между рабочими двух стран, вручил грамоту, утверждающую об избрании космонавта почетным членом профсоюза, приколол к груди космонавта медаль, на которой были выбиты слова: «Вместе мы отольем лучший мир».
На митинге, устроенном рабочими Манчестера, Гагарин сказал: «Наступит время, когда на межпланетных станциях и кораблях космонавты различных стран будут встречаться как друзья и коллеги. В космосе всем хватит места: и русским, и американцам, и англичанам».

Завтрак с английской королевой
«Популярность посланца СССР,— писали в английских газетах, — была поистине необычна. Толпы англичан стекались повсюду, где бы он ни находился, чтобы лично приветствовать космонавта»
Энтузиазм был настолько велик, что вопреки своим первоначальным намерениям премьер-министр Г. Макмиллан принял Юрия Гагарина в своей резиденции.
14 июля 1961 года, накануне отъезда Гагарина из Англии, королева Елизавета Вторая «вдруг» пожелала встретиться с Юрием Алексеевичем.
— Ну, что же, к королеве, так к королеве! — с бравым видом сказал Юг из Смоленской области советскому послу в Англии. И поехал вместе с товарищами на завтрак к королеве. Это — высшая честь для иностранного гостя в Лондоне.
У высокой железной ограды Букингемского дворца собралась большая толпа лондонцев. Кортеж машин с трудом проехал сквозь плотный строй встречающих. Русского парня вопреки всем правилам аплодисментами приветствовал обслуживающий персонал королевского дворца — истопники, шоферы, горничные, повара.
Встречали Первого космонавта по торжественному ритуалу, заложенному два столетия назад. Сменялись караулы, менялись местами гвардейцы, одетые в золотые мундиры и высокие шапки из медвежьего меха, эффектно двигались всадники.
Парадный вход начинался с широкой лестницы, по бокам которой были узкие лестницы, на них стояли встречающие и между ними вся в кружевах детская колясочка, в которой находился сын королевы Эндрю.
Гагарина и сопровождающих его людей провели в небольшую гостиную. Начальник имперского штаба лорд Маунтбэттен, обращаясь к Юрию Алексеевичу, сказал:
— Я уже пожилой человек. Много видел на своем веку, многое останется в памяти на всю жизнь... Но есть событие, которое наиболее глубоко запало в мою душу и я горжусь им. Это было в дни моего далекого детства: королева Великобритании держала меня на руках... Малышка-принц Эндрю тоже всю жизнь будет помнить, как он в коляске встречал Первого в мире космонавта.
В это время без всякого предупреждения в гостиную вошла приятная женщина средних лет, очень просто одетая, без каких-либо украшений и следов косметики — это была королева Англии Елизавета Вторая. Рядом с ней шли ее муж — принц Филипп и десятилетняя дочь принцесс Анна.
Королева очень любезно со всеми поздоровалась, поинтересовалась, не перегружена ли программа встреч Гагарина с лондонцами и нет ли у гостей каких-либо пожеланий. За завтраком королева посадила Гагарина рядом с собой и с большим вниманием и интересом слушала его рассказ о полете.
«С первых минут визита в Букингемском дворце создалась самая непринужденная обстановка, — вспоминал журналист из газеты „Правда“ Н. Денисов. — Честно говоря, одной из главных причин этого было умение Гагарина свободно и с достоинством держаться в любой обстановке. Этой непринужденностью отличался и завтрак, накрытый в так называемом „Белом зале“.
» Юрий Алексеевич не знал, как пользоваться столовыми приборами, — рассказывал один из журналистов. — Все лорды испытующе глядели на Гагарина: как он будет ими пользоваться. Космонавт понял это и говорит экзаменаторам: «Давайте есть по-русски». Берет самую большую ложку и кладет ею какой-то салат себе в тарелку. Королева, как воспитанная дама, говорит: «Господа, давайте есть по-гагарински». Тоже берет большую ложку... Потом, в минуту откровения, сообщает Юрию Гагарину: «Я и сама не знаю, как ими пользоваться. Мне лакеи подают какую нужно».
"Прием продолжался около двух часов, — вспоминал генерал-наставник Каманин. — Как нам показалось, королева, ее муж и все англичане были довольны встречей. У Гагарина и у всех членов нашей делегации не было никаких оснований жаловаться на недостаток внимания. На приеме не было ни одного корреспондента. Но на другой день все английские газеты в различных вариациях расписали этот прием.
В конце беседы королева спросила Гагарина:
— Полетит ли в Советском Союзе в космос девушка?
— Обязательно, — ответил Юрий Алексеевич, — ведь у нас полное равноправие.
Сфотографировались на память, что по этикету не положено королеве. Журналистам она пояснила:
— Я сфотографировалась с небесным, то есть неземным, человеком и поэтому ничто не нарушила.
В тот же день министерство авиации Великобритании устроило прием в честь Юрия Гагарина. На нем присутствовали Государственный министр Эмери, маршал авиации Лиз, высшие чины королевских воздушных сил. Во время беседы говорили о недавно состоявшемся воздушном параде в Тушине, о значительных достижениях советской реактивной авиации.
Потом Юрий Гагарин посетил Хайгетское кладбище, где погребен Основоположник Научного Коммунизма, и возложил венок к памятнику Карлу Марксу.

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»