Притяжение космоса
Первые шаги на поверхности Луны командира экспедици «Аполлон-11» астронавта США Нейла Армстронга
Первые шаги на поверхности Луны командира экспедици «Аполлон-11» астронавта США Нейла Армстронга
Станция «Скайлэб»
Станция «Скайлэб»
Нарукавная нашивка космонавтов и астронавтов - участников миссии в космосе ЭПАС
Нарукавная нашивка космонавтов и астронавтов - участников миссии в космосе ЭПАС
Групповой портрет экипажа международной орбитальной станции «Аполлон-Союз», июль, 1975
Групповой портрет экипажа международной орбитальной станции «Аполлон-Союз», июль, 1975
Соединение космических кораблей «Аполлон» и «Союз-19» в международную орбитальную станцию
Соединение космических кораблей «Аполлон» и «Союз-19» в международную орбитальную станцию
В центре делегации генерал-астронавт Т. Стаффорд, командир американской половины орбитального комплекса «Союз-Аполлон»
В центре делегации генерал-астронавт Т. Стаффорд, командир американской половины орбитального комплекса «Союз-Аполлон»
Старт ракеты-носителя «Сатурн-1В» с мыса Канаверал в США
Старт ракеты-носителя «Сатурн-1В» с мыса Канаверал в США
Т. Стаффорд и А. Леонов в переходном отсеке орбитальной станции
Т. Стаффорд и А. Леонов в переходном отсеке орбитальной станции
"Вверх ногами" А. Леонов, "вниз ногами" Д. Слейтон
Командир советского корабля «Союз-19» А. А. Леонов
Командир советского корабля «Союз-19» А. А. Леонов
Командир корабля «Аполлон» Т. Стаффорд и пилот Д. Слейтон
Командир корабля «Аполлон» Т. Стаффорд и пилот Д. Слейтон
Этапы миссии на орбите Земли «Союз–Аполлон», июль, 1975
Этапы миссии на орбите Земли «Союз–Аполлон», июль, 1975

Вячеслав Бучарский

«Притяжение космоса»

Аннотация

В книге представлено ясное и добросовестное изложение познаний человечества о Вселенной с древнейших времен до наших дней, а также выбраны сведения о наиболее ярких представителях человеческого разума и достижениях цивилизации в осмыслении и освоении космоса. В основе повествования — уникальные экспозиции Музея истории космонавтики им. К. Э. Циолковского и мемориального Дома-музея ученого в Калуге.

В. В. Бучарский, «Притяжение космоса» Тула, «Приокское книжное издательство», 1976

 

Глава 10. Орбиты взаимопонимания

Некоммерческий обмен

В массивные и прочные деревянные контейнеры, оклеенные изнутри толстыми слоями поролона, были уложены 2 экспоната Государственного музея истории космонавтики: действующая модель ракеты Циолковского (чуть поменьше той, что установлена в зале научной биографии ученого) и макет корабля-спутника «Восток». Особая тщательность упаковки экспонатов потребовалась потому, что им предстояло путешествие в другое полушарие — в Соединенные Штаты Америки. На ящиках по-русски и по-английски был указан адрес: Вашингтон, Национальный музей аэронавтики США.

Это был ответный дар Государственного музея истории космонавтики в Калуге: несколько раньше в адрес советского музея американские коллеги прислали макеты космической ракеты «Сатурн-5» и орбитальной лаборатории «Скайлэб». Они стали экспонатами развернутой в зале ракетно-космической техники постоянной выставки, посвященной международному сотрудничеству в космосе.

Эта выставка давала представление об американской космической технике, о полетах американских астронавтов на Луну, о подготовке и проведении совместного космического эксперимента — полета кораблей «Союз-19» и «Аполлон» в июле 1975 года.

Наиболее яркими страницами космической программы США были 6 экспедиций на Луну в 1969–1972 годах и работа долговременной орбитальной станции «Скайлэб».

Первыми людьми, ступившими на поверхность нашего естественного спутника, были члены экипажа космического корабля «Аполлон-11» Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин. Это произошло 20 июля 1969 года.

Полет астронавтов от Земли к Луне длился более 3 суток. Оставив на селеноцентрической орбите корабль «Аполлон-11», пилотируемый Майклом Коллинзом, Армстронг и Олдрин в лунном модуле совершили посадку в юго-западной части Моря Спокойствия.

Нейл Армстронг, первым вышедший из модуля с крылатым названием «Орел», сказал: «Маленький шаг человека — большой шаг всего человечества». Так же, как гагаринское «Поехали!» эта фраза никогда не будет забыта людьми.

В последующие годы США смогли организовать еще пять экспедиций с высадкой астронавтов на Луну и возвращением их на Землю. Всего 12 граждан США побывали на поверхности ближайшего космического объекта. Они доставили на родную планету почти 400 килограммов лунного грунта.

Станция «Скайлэб» была выведена на околоземную орбиту в мае 1973 года с теми же целями, что и первая в мире долговременная орбитальная станция «Салют», запущенная в СССР в апреле 1971 г. Чарльза Конрада, Джозефа Кервина и Поля Вейца доставил на «Скайлэб» транспортный корабль «Аполлон».  Первый экипаж американской орбитальной станции работал, согласно программе, 28 земных суток. Серьезные неполадки, обнаруженные во время космического "новоселья", поставили под угрозу срыва весь эксперимент с орбитальной станцией. Но благодаря мужеству и высокому профессиональному мастерству первого экипажа «Скайлэба» удалось провести ремонт станции и восстановить почти все вышедшие из строя системы.

Следующий экипаж — Ален Бин, Джек Лусма, Оуэн Гэрриот — работал на «Скайлэбе» 59 суток. Последняя тройка — Джеральд Карр, Уильям Поуг, Эдвард Гибсон — находилась в космосе 84 суток.

«Скайлэб» по-русски означает «Небесная лаборатория». Американские исследователи провели наблюдения земной поверхности, которые, так же как и наблюдения, проводившиеся советскими космонавтами — членами экипажей орбитальных станций «Салют», имеют большую ценность для метеорологов, геологов, земледельцев, лесоводов, ихтиологов. Медицинские и биологические эксперименты, проведенные на борту «Салютов» и «Скайлэба», позволили еще глубже изучить влияние невесомости и других факторов космического полета на живые организмы.

Советская и американская космическая техника во многом развивались изолированно друг от друга. Обе страны упорно добивались новых шагов в исследовании космического пространства. Но такая ситуация неизбежно приводит к дублированию в решении сложнейших технических проблем, что не только нецелесообразно, но на определенном этапе уже экономически невыгодно. Каждый новый шаг в освоении космического пространства требует все больших затрат и становится все обременительнее для экономики одной страны.

Бесконечное сотрудничество

Космос безграничен. По убеждению Циолковского, он таит в себе «горы хлеба и бездну могущества» не для одной избранной нации, не для одного государства, а для всего человечества. Наиболее результативное освоение космоса сейчас связано с объединением для решения этой задачи политических чиновников всего мира.

Советский Союз был инициатором сотрудничества в космосе. Совместная работа ученых из многих стран по визуальным и фотографическим наблюдениям за искусственными спутниками Земли началась еще в конце 1957 года, после запуска первого советского спутника. В ноябре 1965 года состоялось совещание представителей большинства социалистических стран, на котором была разработана программа международного сотрудничества в освоении космического пространства, получившая название «Интеркосмос». В соответствии с этой программой на орбитах вокруг нашей планеты появились искусственные спутники, созданные специалистами из социалистических стран.

Сотрудничество с советскими учеными оказалось весьма плодотворным и для французских специалистов в области космоса. Благодаря спутнику связи типа «Молния»  стал возможен обмен цветными телевизионными программами между Москвой и Парижем. Французский уголковый отражатель, установленный на советских самоходных автоматических лабораториях «Луноход-1» и «Луноход-2» позволил осуществить лазерную локацию Луны. Французская астрофизическая аппаратура работала на борту станций «Марс-3, 6 и 7». Созданные во Франции приборы устанавливались на советских искусственных спутниках Земли «Ореол-1 и 2» и «Прогноз-2». С помощью советских ракет-носителей были запущены французские технологические спутники МАС и МАС-2, а также индийский научный спутник «Ариабата».

Историческим шагом в сотрудничестве СССР и США явился совместный полет кораблей «Союз-19» и «Аполлон» в июле 1975 года.

Предпосылки эксперимента в высшей степени гуманны. Эта идея зародилась весной 1970 года, когда человечество с тревогой следило за полетом американского космического корабля «Аполлон-13», на борту которого произошел взрыв кислородного бака. От высадки на Луну астронавтам пришлось отказаться: их жизни были в серьезной опасности.

История космонавтики — это не только перечень блестящих свершений и достижений. Немало  в ней и трагических страниц. Пожар в момент старта с мыса Кеннеди был причиной гибели экипажа американского корабля «Аполлон-1» — астронавтов Гриссома, Уайта, Чаффи.

Во время спуска на Землю погиб отважный советский космонавт В. М. Комаров.

Столь же трагическая случайность оборвала жизни членов экипажа корабля «Союз-11», на котором возвращались после 23-суточной работы на борту орбитальной станции «Салют» космонавты Г. Т. Добровольский, В. Н. Волков, В. И. Пацаев.

Имена погибших советских космонавтов и американских астронавтов бессмертны; самый факт их гибели не приостановил развитие космонавтики и не отпугнул смельчаков — напротив, их ряды умножились. А ученые и конструкторы обеих стран начали упорные поиски способов спасения попавших в беду экипажей космических кораблей.

«Аполлон-13» удалось благополучно приземлить. А в октябре 1970 года в Москве состоялось первое совещание ученых СССР и США, основным вопросом которого стало обсуждение возможности стыковки советских и американских космических кораблей в целях оказания взаимной помощи.

В пору создания кораблей «Союз» и «Аполлон» между советскими и американскими конструкторами не было координирования действий, да и корабли создавались для разных целей. Но когда специалисты обеих стран основательно познакомились с космическими кораблями, оказалось, что «Союз» и «Аполлон» не исключают возможность стыковки, хотя, разумеется, корабли имели больше несходных черт, чем сходных.

Эпический ЭПАС

Чтобы участвовать в программе ЭПАС — экспериментальном совместном полете, советский и американский корабли должны были претерпеть ряд конструктивных изменений. Американский трехместный космический корабль «Аполлон» (в Калужском музее истории космонавтики его можно видеть в составе присланного из США макета орбитальной станции «Скайлэб») также является кораблем третьего поколения — ему предшествовали одноместный «Меркурий» и двухместный «Джемини». «Аполлон» создавался, главным образом, как корабль, способный доставить астронавтов на Луну. Однако «Аполлон» использовался в национальной космической программе США и как транспортный корабль в пору существования станции «Скайлэб», и совершал орбитальные полеты по околоземным орбитам с научными и практическими целями.

Основные отсеки «Аполлона» — командный и двигательный. Для полетов к Луне в состав «Аполлона» входит еще и лунный модуль. Во время старта с Земли этот модуль находится в переходнике, соединяющем корабль с ракетой-носителем «Сатурн-5». На трассе полета к нашему естественному спутнику астронавты осуществляли перестройку корабля: «Аполлон» отделялся от последней ступени ракеты-носителя, совершал разворот на 180 градусов и затем стыковался с лунным модулем, после чего последняя ступень «Сатурна-5» отделялась.

Командный отсек «Аполлона», представляющий собой усеченный конус, является и спускаемым аппаратом, в котором астронавты приводняются, как правило, в Тихом океане, в районе Гавайских островов. Среднюю часть командного отсека занимает герметичная кабина экипажа, объем которой 6 кубических метров. В передней части кабины находится стыковочный узел системы "штанга-конус" (так же как на транспортных «Союзах», предназначенных для стыковки с «Салютами»), парашюты, надувные баллоны для стабилизации отсека после приводнения; в задней сосредоточено большинство двигателей ориентации, баллоны со сжатым газом, емкости с питьевой водой.

Снаружи конус командного отсека имеет теплозащитное покрытие. 4 иллюминатора позволяют астронавтам вести наблюдения из кабины.

Цилиндрическая часть «Аполлона» — его двигательный отсек, из которого выступает большое сопло маршевого двигателя. Здесь расположены топливные элементы, снабжающие корабль электроэнергией, баки с горючим, окислителем и кислородом для дыхания астронавтов.

Летчик-космонавт СССР В. Ф. Быковский, руководивший отделом по программе ЭПАС в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина, так сказал о кораблях обеих стран: «О корабле «Аполлон» могу сказать, что на нем есть такое, чего нет на «Союзе», хотя, по нашему мнению, некоторые элементы излишни. Имеются вещи, которые выполнены на «Союзе» гораздо совершеннее. Видимо, в будущем стоит создать единую логическую схему, которая составит основу корабля "смешанного" типа».

Такой корабль — дело будущего. А в июле 1975 года должны были встретиться на околоземной орбите уже существующие корабли. И чтобы такая встреча состоялась, в течение трех лет напряженно трудились ученые и конструкторы Советского Союза и Соединенных Штатов Америки.

Был разработан универсальный стыковочный узел (он получил название АПАС — андрогинный периферийный агрегат стыковочный) и шлюзовая камера для переходов космонавтов и астронавтов. Необходимость в последней связана с тем, что в корабле «Союз» космонавты находились в воздушной среде, давление которой равно атмосферному; на корабле «Аполлон» среда кислородная и соответственно пониженное давление газа. Была преодолена также несовместимость кораблей в отношении средств радиосвязи, достигнуто взаимодействие Центров управления полетами в Хьюстоне и Подмосковного Центра управления полетом. Советские и американские специалисты и космонавты побывали в гостях друг у друга, провели большое количество совместных тренировок.

В конце ноября 1973 года в Калугу прибыл настоящий космический "десант" — 9 американских астронавтов во главе с генералом Т. Стаффордом и 3 советских летчика-космонавта: А. А. Леонов, В. Н. Кубасов, А. В. Филнпченко, В этой делегации астронавты Т. Стаффорд, Д. Слейтои, В. Бранд представляли основной экипаж «Аполлона», назначенный для участия в совместном эксперименте; Леонов и Кубасов — основной экипаж «Союза».

В знак уважения к памяти основоположника ракетоплавания американские гости преподнесли в дар мемориальному Дому-музею К. Э. Циолковского и Государственному музею истории космонавтики памятные медали, отлитые из куска металла, который экипаж «Аполлона-11» брал с собой на Луну.

Цели звездоплавания

В 1929 году в Калуге были изданы две тоненькие брошюрки К. Э. Циолковского: «Цели звездоплавания» и «Космические ракетные поезда».

«Завоевание солнечной системы даст не только энергию и жизнь, которые в 2 миллиарда раз будут обильнее земной энергии и жизни, но и простор еще более обильный», — писал Циолковский во вступлении к книге «Космические ракетные поезда», в которой он наметил магистральный путь будущей космонавтики — подсказал будущим конструкторам принцип многоступенчатости космических ракет.

Большая часть тиража этих брошюр, так же как почти весь тираж изданной в Калуге в 1914 году его книжки «Исследование мировых пространств реактивными приборами», остались на полках стеллажей в доме автора.

В те годы человек с самой пылкой фантазией, даже с такой, как у самого Константина Эдуардовича, не мог предположить, что уже в 1975 году, а не в 2017, как намечал автор повести «Вне Земли» Циолковский, на околоземной орбите будет работать международная научная лаборатория и тоненькие брошюрки, изданные в Калуге, окажутся на ее борту. Но они там побывали.

Советские космонавты А. Леонов и Г В. Кубасов взяли с собой в полет по программе ЭПАС первоиздания этих трех брошюр основоположника теоретической космонавтики, а именно: «Исследование мировых пространств реактивными приборами», «Космические ракетные поезда» и «Цели звездоплавания».

...Летом 1975 г. телезрители всего мира могли видеть на своих экранах важнейшие моменты исполнения программы ЭПАС экспериментального полета кораблей «Аполлон» и «Союз-19», имевшего эпохальное значение для истории космонавтики.

Точно в назначенный срок, 15 июля 1975 года в 15 часов 20 минут по московскому времени со стартовой площадки космодрома Байконур отправилась в полет мощная многоступенчатая ракета, в головной части которой находился корабль «Союз-19», командиром которого был Алексей Архипович Леонов, а бортинженером Валерий Николаевич Кубасов.

Мощные двигатели разогнали ракету до первой космической скорости, и она вышла на околоземную орбиту. Здесь произошло отделение корабля от последней ступени ракеты-носителя, и начался орбитальный полет советских космонавтов.

Ввиду значительной удаленности американского космодрома, корабль «Аполлон», чтобы выйти на орбиту, лежащую в одной плоскости с орбитой «Союза-19», должен был стартовать спустя  8 часов после начала полета советского корабля.

И вот в тот же день 15 июля, в 22 часа 50 минут по московскому времени с космодрома в штате Флорида поднялась ракета «Сатурн-5», — доставившая на орбиту корабль «Аполлон», командиром которого был Томас Рэттен Стаффорд, а членами экипажа Дональд Кент Слейтон и Вэнс Девос Бранд.

Советский и американский экипажи, назначенные к полету еще в 1972 году, упорно тренировались и стали главными участниками исторической встречи в космосе.

В соответствии с программой в течение первых двух суток корабли совершали раздельный полет, маневрируя на своих орбитах с тем, чтобы выйти на общую, или, как ее называют специалисты, монтажную орбиту.

Поначалу на обоих кораблях не все шло гладко. На корабле «Союз-19» обнаружились неполадки в бортовой телевизионной аппаратуре. Советские космонавты оперативно провели ремонт и уже на 20 витке полета с помощью цветной телекамеры начали телевизионный репортаж с борта своего корабля.

Американские астронавты после выхода на околоземную орбиту должны были "перестроить" свой корабль. Для этого «Аполлон» отделился от переходника, соединявшего его с последней ступенью ракеты-носителя, совершил разворот на полкруга, после чего состыковался с переходным модулем (шлюзовой камерой). Эта стыковка осуществлялась по традиционной системе "штанга-конус". Присоединив модуль к кораблю, астронавты должны были разобрать люк для входа в него (люк не может открываться на шарнирах, как это делалось на кораблях «Союз», оборудованных для стыковки друг с другом или с орбитальными станциями). Во время этой операции заклинило замок люка. Но довольно скоро Вэнс Бранд справился с неподатливым замком, и в дальнейшем все события на обоих кораблях проходили в точном соответствии с программой.

Встреча земных цивилизаций

17 июля, когда «Союз-19» совершал 36-й виток, его наблюдал экипаж корабля «Аполлон», находившегося на расстоянии 410 километров от советского корабля. Началось сближение «Союза» и «Аполлона», которому способствовала прямая радиосвязь между экипажами в УКВ-диапазоне. После причаливания андрогинное стыковочное устройство на торце переходного модуля «Аполлона» вошло в контакт с аналогичным узлом «Союза-19». За сцепкой стыковочных агрегатов последовало их стягивание и герметизация стыка.

17 июля в 19 часов 12 минут по московскому времени была выполнена стыковка кораблей и начала свою работу первая в истории человечества международная орбитальная лаборатория. Американские астронавты в течение трех часов подготовили шлюзовую камеру для перехода на борт советского корабля. Когда все было готово и в туннеле, соединявшем корабли, показался Томас Стаффорд, Алексей Леонов, открывая люк «Союза», нетерпеливо воскликнул: «Давай, Том, входи же!»

Командир «Союза» и командир «Аполлона» обменялись крепким рукопожатием, свидетелями которого, благодаря телевидению, стали миллиарды людей Земли.

Первый взаимный переход начался с того, что американские астронавты Стаффорд и Слейтон стали гостями экипажа «Союз-19». Здесь советские космонавты передали своим коллегам из США флаг Организации Объединенных Наций. Был произведен также обмен национальными флагами, текстами Соглашения между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, памятными медалями и семенами деревьев, которые после возвращения экипажей кораблей на Землю были посажены в Советском Союзе и Соединенных Штатах Америки. Здесь же, на борту «Союза», было подписано свидетельство об осуществлении стыковки.

Во время первого перехода на борт орбитальной международной лаборатории поступили приветствия от Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева и Президента США Д. Форда.

Валерий Кубасов и Дональд Слейтон перешли в шлюзовую камеру, соединявшую корабли, и здесь провели эксперимент «Универсальная печь» — совершили плавку металлов в условиях космоса. В трех кварцевых капсулах были получены сплавы алюминия с вольфрамом, германия с кремнием и получен пористый алюминий.

Двое суток продолжался полет советского и американского кораблей в состыкованном состоянии. Космонавты и астронавты совершили несколько взаимных переходов, в результате чего каждый член советского экипажа побывал на «Аполлоне» и каждый член американского экипажа смог посетить «Союз-19».

Признанием выдающейся роли К. Э. Циолковского — основоположника теории звездоплавания — явился тот факт, что на борту международной орбитальной лаборатории находились его труды. Первоиздания книжечек К. Э. Циолковского отправились в необычное путешествие из фондов калужского Музея истории космонавтики и вернулись туда с автографами космонавтов и астронавтов.

18 июля 1975 года в 20 часов 30 минут, когда В. Кубасов, Д. Слейтон и В. Бранд находились в орбитальном отсеке «Союза-19», а А. Леонов и Т. Стаффорд на борту «Аполлона», началась самая уникальная в истории журналистики пресс-конференция, участников которой разделяли многие тысячи километров. Советские и иностранные журналисты задавали вопросы из Центров управления полетом в подмосковном Калининграде и в Хьюстоне, а члены экипажа международной лаборатории отвечали на них из космоса. Вот как оценивали свой полет по программе ЭПАС советские и американские разведчики космоса.

А. Леонов: «Полет стал возможным в условиях разрядки международной напряженности и развивающегося сотрудничества между нашими странами. Этот полет является важным шагом на бесконечном пути исследования космического пространства усилиями всего человечества».

Т. Стаффорд: «Усилия, направленные на изучение космоса, полностью оправданы. Они приносят народам Земли огромную пользу и с лихвой окупают себя».

В. Кубасов: «Пройдет некоторое время, и человечество получит многие новые металлы, новые сплавы с качествами, которые невозможно создать на Земле и можно будет получить только в условиях космоса. Мне кажется, придет время и в околоземном пространстве появятся целые заводы по производству новых материалов и веществ».

Д. Слейтон: «Трудно передать, как красива из космоса наша планета. Где найти слова, чтобы это описать? Я думаю, очень полезно взглянуть на мир с высоты».

В. Бранд: «Я считаю шансы на совместный межпланетный пилотируемый полет очень хорошими. Это, разумеется, произойдет не в самом ближайшем будущем. Думаю, что такая экспедиция состоится в ближайшие двадцать лет, Это будет очень интересно и принесет пользу всему человечеству» (Газета «Правда», 20 июля 1975 г.)

В состыкованном состоянии корабли «Союз-19» и «Аполлон» совершили 27 оборотов вокруг Земли. 19 июля в 15 часов 02 минуты они расстыковались и начали совместный эксперимент под названием «Искусственное солнечное затмение». С помощью двигателей ориентации оба корабля приняли такое положение, что их общая ось была направлена на Солнце. Удаляясь от «Союза-19» в этом направлении, корабль «Аполлон» закрывал своим корпусом солнечный диск, и советские космонавты в течение нескольких минут наблюдали и фотографировали солнечную корону.

Вскоре после этого корабли вторично состыковались — роль активного выполнял стыковочный узел «Союза-19». В 18 часов 26 минут московского времени «Союз» и «Аполлон» вновь расстыковали свои стыковочные агрегаты, и с этого момента каждый из кораблей начал полет по автономной программе. Завершением программы ЭПАС стал совместный эксперимент «Ультрафиолетовое поглощение», в процессе которого отражатели удалявшегося «Союза» облучались ультрафиолетовыми излучателями, установленными на «Аполлоне».

Точно такой же, как представленный в экспозиции Государственного музея истории космонавтики, спускаемый аппарат телезрители многих стран мира увидели на своих экранах 21 июля во время прямого репортажа с места приземления советского космического корабля. В 13 часов 51 минуту по московскому времени спускаемый аппарат с космонавтами А. Леоновым и В. Кубасовым совершил мягкую посадку в Казахстане, в районе города Аркалык.

25 июля в 00 часов 18 минут благополучно возвратился на Землю и экипаж американского космического корабля. Отважным разведчикам космоса из двух стран мира рукоплескало все человечество.

Не менее искреннюю признательность миллионов людей Земли завоевали советские космонавты П. Климук и В. Севастьянов. Вслед за А. Губаревым и Г. Гречко они несли долгую вахту на борту научной орбитальной станции «Салют-4».

«Союз-18», доставивший космонавтов на станцию, стартовал 24 мая 1975 года. П. Климук и В. Севастьянов работали в космосе более 83 суток и вместе с экипажами кораблей «Союз-19» и «Аполлон» составляли "великолепную семерку" в космическом пространстве.

Менее чем за год до своего старта, в сентябре 1974 года П. И. Климук и В. И. Севастьянов были гостями калужан: они приезжали на IX Чтения, посвященные разработке научного наследия и развитию идей К. Э. Циолковского. Летчики-космонавты рассказывали, какое огромное значение для народного хозяйства имеет планомерное, систематическое исследование Земли из космоса. Кандидат технических наук Виталий Иванович Севастьянов говорил тогда, что благодаря успешному развитию космонавтики рождается новое научное направление — космическое землеведение.

Во время своего 63-суточного полета мужественные космонавты провели большое количество различных исследований и экспериментов, имеющих непосредственное отношение именно к этой отрасли науки. Делясь впечатлениями о том, как проходила долговременная вахта на борту станции «Салют-4», П. И. Климук сказал: «Мы с Виталием работали вместе и на Земле, но только там, на орбите, отточили главную, на мой взгляд, грань характера космонавта — умение понимать партнера по работе с полуслова...»

Бортинженер В. И. Севастьянов: «Для меня первый и главный вывод после нашей экспедиции состоит в том, что программа исследований прикладного характера получила полное подтверждение. Ее целесообразность совершенно бесспорна».

Эта же мысль была главной в выступлении В. И Севастьянова на X Циолковских Чтениях, проводившихся в Калуге в середине сентября 1975 года. Вместе с Севастьяновым в работе Чтений участвовал академик В. П. Глушко, который по поручению экипажа «Союза-19» А. А. Леонова и В. Н. Кубасова передал работникам Государственного музея истории космонавтики взятые из фондов музея книги Циолковского; они побывали на борту международной орбитальной лаборатории. Все пять участников космического полета по программе ЭПАС оставили на титульных листах книг свои автографы.

***

Но космос таит в себе возможности и для тех, кто стремится навязать человечеству свою волю с помощью оружия массового уничтожения.

К. Э. Циолковский, заложивший теоретические основы исследования мировых пространств реактивными приборами, верил и надеялся именно на творческие, созидательные, а не разрушительные возможности человеческого разума. «Работая над реактивными приборами, — писал он, — я имел мирные и высокие цели: завоевать Вселенную для блага человечества, завоевать пространство и энергию, испускаемую Солнцем!». Усилиям большинства ученых и позитивных политических деятелей наиболее развитых зарубежных стран эта мысль получила широкое развитие в основных принципах международного космического права.

В начале 1967 года Генеральная Ассамблея ООН одобрила договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Согласно этому договору, космическое пространство открыто для исследования и использования всеми государствами, не принадлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем оккупации, ни любыми другими средствами. Государства — участники договора — обязались не выводить на орбиту вокруг Земли объекты с ядерным или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом. Луну и другие небесные тела было предложено использовать исключительно в мирных целях. Запрещено создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров.

Договор о сотрудничестве в освоении космического пространства, заключенный правительствами СССР и США, также был проникнут духом мирного содружества и взаимной помощи двух ведущих космических держав. Внесли свой вклад в эту область и программы сотрудничества Советского Союза с социалистическими странами, Индией, Францией.

***

...Своими тайнами и неисчерпаемыми источниками энергии космос оказывает сильнейшее притягательное воздействие на человечество. Людей увлекает перспектива овладеть могущественнейшими силами космоса. Однако овладение этими силами налагает на жителей Земли высочайшую ответственность: чтобы обрести космическое могущество, люди неизбежно должны подняться на новую, более высокую ступень интеллектуального развития.

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»