Разведчик лунных берегов

Вячеслав Бучарский

«Разведчик лунных берегов»

Аннотация

Время действия в приключенческой повести К. Э. Циолковского «Вне Земли» – 2017 год. Фантаст с берегов Оки из 1917 года озаботился взглянуть поверх эпох времени, заглянуть через столетие из всего почти ХХ века и начальных десятков лет века ХХI.

Вполне может быть, что в 2017 году о Ленине, Октябре и Гагарине даже в России мало кто вспомнит. Но пророчества калужского основоположника теории межпланетных сообщений будут сбываться в предсказанные им времена и сроки.

В повести известного русского писателя из Калуги Вячеслава Бучарского художественно отражена история изучения Луны, а также научный и писательский вклад Константина Циолковского в исследование мировых пространств космическими кораблями.

 

Глава 3. Сны о Луне

Крылатый Менипп

Заключая Луну в пространство достижений, фантазеры одушевляли ее, населяли умопомрачительными существами, запросто летали на это небесное тело на чем угодно. Самые ранние волшебные попытки — с помощью крыльев. Куда проще — отними крылья у птиц, да и лети, помахивая «веерами», куда угодно.

Именно так поступил писатель-сатирик и мыслитель поздней античности Лукиан Самосатский, вернее герой его повести «Икароменипп, или Заоблачный полет».

По совету известного философа Эмпедокла, лирический герой Лукиана Менипп позаимствовал одно крыло у коршуна, другое у орла, привязал их крепкими ремнями и стал испытывать свою силу. Для начала попробовал прыгнуть с Акрополя. «Так как мой полет прошел благополучно, я задумал вознестись выше, в небеса. Не довольствуясь высотой, доступной птицам, решил подняться на Олимп. Оттуда, запасшись самой легкой едой, я пустился прямо на небо. В первую минуту у меня закружилась голова от огромной высоты, но и это я перенес с легкостью. Прорвавшись сквозь густые облака и очутившись возле Луны, я почувствовал усталость. Ввиду этого я подлетел к Луне и присев на нее, дал себе передышку, посматривая вниз, на Землю, поглядывал на Элладу, Персию и Индию. От всего этого получил я самое тонкое наслаждение. Насмотревшись достаточно на Землю, я ударил крыльями и полетел. Однако Луна сказала человеческим голосом: «Счастливого пути, Менипп! Исполни для меня небольшое поручение, когда будешь у Зевса. Это моя просьба Зевсу. Видишь ли, я возмущена нескончаемой и вздорной болтовней философов, у которых нет иной заботы, как вмешиваться в мои дела, рассуждать о том, что я такое, каковы мои размеры, почему я иногда бываю полумесяцем, а иногда имею вид серпа. Одни философы считают, что я обитаема, другие — что я ничто иное, как зеркало, подвешенное над морем. Словом, каждый говорит обо мне, что взбредет ему в голову. Иные рассказывают, что самый свет мой — краденный и незаконный, так как он приходит ко мне сверху, от Солнца. Этим они беспрестанно ссорят меня с Солнцем, моим братом, и восстанавливают нас друг против друга».

Легендарные проекты полетов на крыльях, а много позже на воздушных шарах и самолетах основывались на предположении, что на всем протяжении от Земли до Луны имеется атмосфера, и что расстояние между планетами не так уж велико. Все-таки Луна в фантазиях древних была близка, достижима.

Гимнасты и поэты

Барон Мюнхгаузен забирался на Луну ... по стеблю боба.

Известно, что Мюнхгаузен совершил два путешествия на Луну, и вовсе не на ядре, как показано в фантазийном «мосфильме» Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен». Вот каким образом он оказался на Луне в своем первом путешествии в романе немецкого писателя Рудольфа Эриха Распе: «Два медведя напали на одну пчелу, чтобы отнять у нее мед. Я запустил в них топориком, но бросил его так неловко, что он залетел на Луну. Что делать? Я вспомнил, что турецкий боб растет необычайно быстро и достигает изумительной вышины. Немедленно я посадил один из бобов. Он рос, рос и вскоре зацепился за один из рогов Луны. Мне оставалось только вскарабкаться по стеблю, куда я и прибыл благополучно. Топорик я нашел в куче соломы. «Надо было возвращаться домой — но о, ужас! Солнечный зной так иссушил мой стебель, что нечего было и думать о спуске на Землю прежним путем. Что делать? Я принялся за работу и сплел себе веревку из соломы. Один конец прикрепил к Луне и спустился с другого конца. Я находился уже в четырех или пяти милях от Земли, как веревка оборвалась!»

Отважному правдолюбцу Мюнхгаузену пришлось прыгнуть и от падения его на земле образовалась большая яма.

...Француз Сирано де Бержерак в поэме Эдмона Ростана открыл целых восемь способов полета на Луну. Сирано — реальное лицо, знаменитый поэт, физик и музыкант, был в свое время так популярен, что о нем складывали легенды. Так вот один из способов попасть на Луну — при помощи магнита. Он выталкивал ввысь большой намагниченный шар, который притягивал легкую железную машину, в которой находился путешественник. И вот космический кораблик Сирано, так сказать, магнитоид, без особых затруднений достиг сферы притяжения Луны.

Не правда ли напоминает историю о том, как тот же барон Мюнхгаузен вытягивал самое себя за волосы из болота? Конечно же это всего лишь прихотливая фантазия, наивность. Но воздадим должное активности фантазера, который придумывал десятки таких проектных небылиц.

Сон Кеплера о лунных пилотах

В 1593 году, еще будучи студентом, Иоганн Кеплер начал писать фантастический рассказ для популяризации коперниковой астрономия. Молодого астролога, сына колдуньи, воодушевляла идея относительного движения небесных тел. Наблюдатель на Луне так же не замечает ее движения, как и земной наблюдатель, которому кажется неподвижной его планета.

Через несколько лет Кеплеру попадается книга древнего грека Плутарха «Об облике Луны», и он в дальнейшем переводит текст с античного греческого на латинский язык. Цель его усилий реконструкция мифологических моделей, воспроизведенных старинным греком в дошедшем до кеплеровского средневекового времени экземпляре сочинения.

Летом 1609 г., еще до того как Галилей направил на Луну свой телескоп, Кеплер написал на основе своего юношеского сочинения рассказ о путешествии человека на Луну — одно из первых произведений того жанра, который мы называем научной фантастикой.

Кеплер не забывает о своей работе и позже. В 1621 году он снова возвратился к своему рассказу, дополняя его в течение многих лет комментариями, в несколько раз превышающими основной текст по объему.

В повествовании художественный вымысел и фантастика причудливо переплетаются с действительными событиями. Рассказ ведется от первого лица. Лирический герой из Исландии по имени Дуракотус из окрестностей знаменитого вулкана Эйяфьятиокудля загорелся желанием написать о некоторых необыкновенных событиях, пережитых в юные годы. Подтолкнула героя к жизнеописанию весть о смерти колдуньи Фиолксильды, его матушки.

Она познакомила сына с одним из демонов. Старый горбун Витольдус рассказал о своих путешествиях па Луну, которую он называл Леванией (у древних семитских народов Lebana — Луна).

Демон Витольдус сообщил, что расстояние от Земли до Левании примерно 60 земных радиусов.

Путешествие на Леванию возможно только во время затмения: передвигаясь в конусе тени, отбрасываемой Землей, демонам удается спастись от космических факторов, в первую очередь от палящих лучей Солнца.

Иногда демоны берут с собой и людей, но для человека такое путешествие очень трудно и опасно для жизни.

Первое ощущение от полета человеком переносится с трудом, потому что он искривляется и выворачивается наизнанку, как бы выстреленный из пушки. Поэтому нужно предварительно усыпить его зельями и удобно расположить, чтобы удар ускорения распределился равномерно по всему телу. Затем появляются новые трудности жизнеобеспечения: ужасный холод и проблема дыхания.

Когда наступает положенное время, телесная масса сама движется к назначенному месту. Но такое самопроизвольное движение не очень полезно, так как происходит слишком медленно. Поэтому демоны подгоняют тела усилием воли и затем обгоняют, чтобы перемещаемый не ушибся при очень сильном толчке о Луну...

Прибыв на Луну (на поверхность Левании), «космонавт» должен остерегаться: во-первых, жарких лучей Солнца, накаляющего поверхность в течение лунного дня, а во-торых, ужасного холода в период лунной ночи.

Эти же проблемы беспокоят и лунных аборигенов, в существовании которых автор повести «Сон» Кеплер нисколько не сомневался. Местным жителям приходится прятаться в лунных ущельях и пещерах. Поверхность Луны, по мнению Кеплера, настолько неровна, что лунные горы не только относительно, но и абсолютно выше земных. И эти строки писались до того, как Галилей в первый раз направил свой телескоп на небо!

Лунной географию, или селенографию, молодой Кеплер представлял себе весьма отчетливо.

«Хотя в Левании видны те же самые неподвижные звезды, что и у нас, тем не менее движение и размеры планет там совершенно иные, и значит вся система астрономии должна быть отлична от нашей... Левания состоит из двух полушарий: одно, называемое Субвольвой, обращено к Земле, другое, под названием Привольва — в противоположную сторону.

Над Субвольвой всегда видна Земля, с поверхности Привольвы Землю увидеть невозможно...

В Левании, как и на Земле, происходит смена дней и ночей... Жителям Левании кажется, что она неподвижна, а звезды вращаются вокруг нее, точно так Земля кажется нам неподвижной.

Ночь и день вместе равны одному нашему месяцу»

Далее Кеплер рассматривал особенности наблюдаемого на Луне движения неподвижных звезд, Солнца и планет.

На основании длительных и глубоких размышлений, сложных и громоздких вычислений он определил продолжительность лунных суток, месяцев, лет и т. д., описал предполагаемые свойства Субвольвы — той части лунной поверхности, которая постоянно обращена к Земле, и ей противоположной Привольвы.

Кеплер предположил относительные размеры наблюдаемых на Луне светил, особенности их видимых движений. Он утверждал, что обитателям Субвольвы кажется, что Луна неподвижна, а Вольва, то есть Земля, движется, так же как землянам кажется обратное.

При всем том Кеплер, естественно, в своих рассуждениях исходил из гелиоцентрической коперниканской теории строения Солнечной системы, всячески выделяя аргументы в ее пользу.

Какой бы наивной ни казалась спустя почти четыре столетия форма, в которой Кеплер изображал модели путешествий человека в космосе, их сущность и в настоящее время не может не произвести глубокого впечатления. Автор повести «Сон» предвидел и перегрузки человеческого организма при «старте», для чего космическому путешественнику приходилось особым образом расположиться; он предусматривал также проблему преодоления сил тяготения, проблемы питания в условиях длительного пребывания за пределами Земли, дыхания в безвоздушном пространстве, опасности космического холода. Даже необходимость торможения для осуществления «мягкой посадки» на Луну Кеплер предвидел!

Кеплер — открыватель фантастического жанра в литературе. В течение всей жизни он работал над научно-фантастической повестью, называвшейся «Лунная астрономия». «Предвижу корабль или паруса, приспособленные к небесным ветрам, и найдутся люди, которые не побоятся даже пустоты межпланетного пространства...» — писал он в этой книге. С удивительной зоркостью Кеплер предсказал многие детали полета на Луну: влияние перегрузов при отрыве от Земли, космический холод, потребность в кислороде для дыхания, особенности посадки на Луну.

Продумывая возможность путешествие людей на Луну, Кеплер учитывал, что необходимо обойти одно из смертельных препятствий — отсутствие воздуха между двумя планетами.

И все-таки еще долго-долго писали о фантастических полетах на Луну с помощью воздухоплавательных аппаратов. Особенно любопытна ситуация в романах.

Первым человеком, испытавшим состояние невесомости в свободном орбитальном полете, был Юрий Гагарин. 12 апреля 1961 года — дата его исторического полета — знаменует начало непосредственного проникновения человека в космос.

Между тем эффект исчезновения тяжести фантасты предвидели с давних времен. Едва ли не впервые он был предугадан в причудливой книге «Сон, или Астрономия Луны», изданной Кеплером латинском языке в городе Франкфурт-на-Майне в 1633 году.

Космическая фантазия основана на математических выкладках. Кеплер удивительно точно вычислил расстояние между Землей и Луной, верно описал лунный рельеф (горы и впадины), движение Земли, заметные наблюдателям с якобы «неподвижной» Луны, объяснил, почему невозможно увидеть обращенное в противоположную сторону лунное полушарие и так далее.

Комментарии вместе с фантастическим «Сном» представляют собой научный трактат, полный гениальных догадок, перемешанных с суеверными измышлениями. Ведь тот же Кеплер служил астрологом у германского полководца Валленштейна и составлял для него гороскопы.

..."Прошлым летом,— сообщает Кеплер Галилею в 1610 г.,— рукопись, начатую в 1593 г., я расширил до полной географии Луны«. И далее: «Кто бы мог поверить, что огромный океан можно пересечь более спокойно и безопасно, чем узкие пространства Адриатики, Балтийского моря или Ла-Манша?»

Затем он предсказывает: «Предвижу корабль или паруса, приспособленные к небесным ветрам, и найдутся люди, которые не побоятся даже пустоты [межпланетного пространства]..., для тех, кто захочет попытаться предпринять это путешествие, давайте создадим, Вы, Галилей, астрономию Юпитера, а я — Луны».

Жюль Верн

Знаменитый фантаст создавал свои приключенческие романы в пятидесятых годах XIX века. Писатель был в курсе всех новейших астрономических представлений своего времени, знал и историю исследований Луны, и селенографию. И вот что он пишет в романе «Пять недель на воздушном шаре», герои которого беседуют по поводу возможностей своего летательного аппарата: «Очень нам нужно на Луну! — возразил Джо. — Это уж слишком просто, каждый может там побывать. К тому же на Луне и воды нет, приходится тащить с собой огромное количество. Да еще надо прихватить и бутылки с воздухом, чтобы было чем дышать».

С одной стороны читателю той эпохи было ясно, что на Луне нет воздуха, нет его и в межпланетном пространстве. Как туда лететь на воздушном шаре? Как «прилуняться»? Зачем бутылки с воздухом, если сам шар погибнет уже в разреженных слоях земной атмосферы? Кажется, что это не совсем логично.

Теперь обратимся к знаменитой дилогии Жюля Верна «С Земли на Луну» и «Вокруг Луны». В этих двух романах французский фантаст гораздо больше внимания, чем в книге «Пять недель на воздушном шаре», уделяет Луне — она здесь главная героиня. Сведения о Луне подробны, точны, научны, селенографические описания столь длинны, что, кажется, автор забыл, что пишет приключенческий роман, и увлекся изложением учебника по астрономии — видимо, исследования Луны его необычайно привлекали.

Итак, писатель говорит, что «моря» и «океаны» не заполнены водой, это просто низменности, природу и свойства которых надеялись выяснить отважные путешественники. Нет воздуха, поэтому этот мир безмолвный, лишенный звуков. Что бы ни случилось — падение метеорита или лунотрясение — это можно увидеть, но нельзя услышать. Из-за отсутствия воздуха или воды не меняется поверхность, она сохранилась такой же первобытной, какой была миллионы лет назад (потому что нет воздуха, который живителен для человека и разрушителен для рельефа местности).

Жюль Верн знал о Луне практически все то, что знаем сегодня и мы с Вами, не считая, конечно, новейших космических исследований. Тем не менее его отважные герои — француз Мишель Ардан, американцы Барбикен и капитан Николь, члены знаменитого Пушечного клуба, отправляясь к Луне, не имеют скафандров. Думаете, Жюль Верн не знал о таком защитной устройстве для человека? Прекрасно знал. Мало того, они везли с собой целый зверинец — пару собак, петуха с курами, чтобы «улучшить породы лунных собак и кур», нет у них с собой и баллонов с кислородом, как будто они собирались не на планету с несовместимым для человека «климатом», а в соседнюю губернию. То есть возникает полное впечатление, что путешественники надеются найти на Луне земные условия жизни.

Жюль Верн объясняет это тем, что якобы центр тяжести Луны смещен к ее обратной стороне, не видимой с Земли кеплеровской «Привольве», потому там возможно большее притяжение и, следовательно, наличие атмосферы, воды, даже возможно есть и жизнь — растения и животные. Выдумка писателя, увы, настолько неубедительна, что в это невозможно поверить даже школьнику среднего возраста. Наверное, сам автор хорошо понимал искусственность этого фантастического приема. Не случайно его герои так и не опустились на Луну — они ведь не были готовы, не были экипированы для встречи с космической подругой Земли.

Можно считать описание обратной стороны Луны одним из фантастических приемов Жюля Верна, на которые он был великолепный мастер.

Первая часть дилогии «С Земли на Луну» — полный юмора антивоенный памфлет — публиковалась в Париже в 1865 году, вскоре после того, как в Соединенных Штатах закончилась четырехлетняя гражданская война.

Герои романа, члены балтиморского «Пушечного клуба», не желают примириться с наступлением «мертвого сезона». «Неужели никогда не возникнут международные осложнения, которые позволят нам объявить войну какой-нибудь заморской державе!» — сокрушается математик Мастон. Но поскольку военные действия прекратились и новых пока не предвиделось, бравые артиллеристы, по предложению председателя клуба Барбикена, решают соорудить гигантскую «Колумбиаду» и сделать мишенью... Луну. Единственная цель выстрела — продемонстрировать успехи баллистики.

Интересны предположения Жюля Верна об огромных материальных затратах, которые потребует космический перелет, и возможном международном сотрудничестве. Изобретательность и деловитость американцев стимулируется инициативой француза. Благодаря Мишелю Ардану экипаж «вагона-снаряда» становится американо-французским. Проект воплотился в жизнь, потому что «Пушечный клуб» решил «обратиться ко всем государствам с просьбой о финансовом соучастии».

Самый живой отклик обращение встретило в России. «Россия внесла огромную сумму — 368 733 рубля. Этому не приходится удивляться, принимая во внимание интерес русского общества к науке и успешное развитие, достигнутое астрономией в этой стране благодаря многочисленным обсерваториям, главная из которых (подразумевается Пулковская. — В.Б.) обошлась государству в два миллиона рублей». 

Всего же на операцию «Колумбиада» было израсходовано — по калькуляции «Пушечного клуба» — 5, 5 миллиона долларов!

Сумма громадная, учитывая многократную девальвацию доллара за истекшие сто с лишним лет, но совсем незначительная по сравнению с реальной стоимостью осуществления американской лунной программы «Аполлон»: 25 миллиардов долларов.

Влиятельные члены «Пушечного клуба», председатель Барбикен, майор Эльфистон, секретарь Дж. Т. Мастон и другие ученые на нескольких заседаниях обсудили вопросы о форме и составе ядра, о типе и положении орудия, о качестве и количестве пороха.

Было решено следующее.

Во-первых, снаряд будет полым шаровидным ядром в 108 дюймов диаметром, с толщиной стенок в 12 дюймов и весом в 19 250 фунтов.

Во-вторых, орудием будет пушка типа колумбиады, в 900 футов длиной, отлитая из чугуна и врытая отвесно прямо в землю.

В-третьих, на пороховой заряд потребуется 400 тысяч фунтов пироксилина, который, выделив при взрыве шесть миллиардов литров газов, с достаточной силой вытолкнет снаряд по направлению к ночному светилу.

Ядро должно обладать первоначальной скоростью в 12 тысяч ярдов в секунду.

Снаряд, выпущенный 1 декабря 186... года в 10 часов 46 минут и 40 секунд вечера, должен достичь Луны через четыре дня после вылета, а именно 5 декабря ровно в полночь, в момент, когда Луна будет находиться в перигее, то есть ближе всего к Земле, иными словами на расстоянии 86 тысяч 410 лье.

На основании докладной записки, составленной астрономами обсерватории, орудие, из которого будет выпущен снаряд, должно быть установлено в местности, расположенной между 0° и 28° северной или южной широты и нацелено на Луну прямо в зенит.

После того как эти вопросы были разрешены, председатель Барбикен с помощью инженера Мерчисона выбрал подходящее место на возвышенности в штате Флорида, на 27°7′ северной широты и 5°7′ западной долготы.

На этой площадке после грандиозных работ была с успехом отлита вертикальная шахта-пушка «колумбиада».

Так обстояли дела, когда неожиданное событие еще во сто крат усилило всеобщий интерес к этому великому предприятию.

Некий француз, предприимчивый парижанин, остроумный и отважный, художник в душе, объявил, что желает лететь внутри ядра, чтобы высадиться на Луне и произвести обследование земного спутника.

Этого неустрашимого искателя приключений звали Мишель Ардан. Он прибыл в Америку, был встречен с энтузиазмом, выступил на митинге, откуда его с триумфом вынесли на руках, заставил председателя Барбикена помириться с его смертельным врагом капитаном Николем и, в знак полного примирения, убедил их обоих лететь вместе с ним внутри снаряда.

Предложение было принято. Форму снаряда решили изменить. Вместо круглого он стал цилиндроконическим. Этот своего рода воздушный вагон снабдили мощными пружинными буферами и разбивными перегородками, чтобы ослабить силу толчка при выстреле. Упаковали запасы провизии на целый год, воды — на несколько месяцев и газа — на несколько дней. Особый аппарат автоматически вырабатывал и подавал кислород в количестве, достаточном для дыхания троих путешественников.

В то же самое время по заданию «Пушечного клуба» был сооружен на одной из высоких вершин Скалистых гор гигантский телескоп, чтобы следить оттуда за полетом ядра в небесном пространстве. Словом, все было подготовлено.

И вот 1 декабря, в назначенный час, при громадном стечении народа, вылет состоялся, и три человека, впервые в истории покинув земной шар, устремились в межпланетное пространство, твердо уверенные, что достигнут цели путешествия.

Отважные исследователи, Мишель Ардан, председатель Барбикен и капитан Николь должны были завершить свой перелет за 97 часов 13 минут и 20 секунд. Следовательно, их прибытие на поверхность лунного диска могло состояться только 5 декабря в полночь, в момент полнолуния, а не 4 декабря, как сообщалось в некоторых плохо осведомленных газетах.

Однако произошло непредвиденное явление: детонация, произведенная выстрелом колумбиады, повлекла за собой внезапное сотрясение земной атмосферы и скопление громадного количества водяных паров. Обстоятельство это вызвало всеобщее возмущение, так как Луна на много ночей скрылась за тучами от взоров наблюдателей.

Герой-вычислитель

Доблестный Дж. Т. Мастон, самый преданный друг троих путешественников, в сопровождении почтенного Дж. Бельфаста, директора Кембриджской обсерватории, отправился на Скалистые горы и прибыл в Лонгспик, где был установлен мощный телескоп, приближающий Луну на расстояние двух лье. Достойный секретарь «Пушечного клуба» пожелал лично проследить весь путь своих отважных друзей.

Скопление облаков в атмосфере сделало невозможным с 5-го по 10-е декабря всякие наблюдения.

Но вот, наконец, ко всеобщему удовлетворению, сильный ураган разогнал тучи в ночь с 11 на 12 декабря, и Луна, сильно ущербленная, ярко засияла на черном фоне неба.

В ту же ночь с наблюдательного поста в Лонгспике полетела телеграмма, отправленная пушкарями Мастоном и Бельфастом в адрес бюро Кембриджской обсерватории.

Что же сообщалось в телеграмме?

Она гласила, что снаряд, выпущенный колумбиадой в штате Флорида, отклонившись по неизвестной причине, не долетел до Луны, но пролетел настолько близко, что попал в сферу лунного притяжения; прямолинейное движение ядра превратилось в движение по кривой, и ныне, обращаясь по эллиптической орбите вокруг ночного светила, оно стало его спутником.

Телеграмма добавляла, что свойства нового небесного тела пока еще не могут быть установлены. Действительно, чтобы окончательно определить его свойства, требовалось произвести три последовательных наблюдения над новым спутником в трех его различных положениях. Далее сообщалось, что расстояние, отделяющее снаряд от лунной поверхности, можно приблизительно исчислить в 2833 мили, то есть в 4500 лье.

В заключение высказывались две гипотезы: или притяжение Луны возобладает, и тогда путники достигнут цели путешествия, или же снаряд, следуя по той же орбите, будет обращаться вокруг лунного диска до скончания веков.

Какая же судьба ожидает путешественников при любой из двух возможностей?

Здесь уместно сделать одно замечание. Если ученый решает обнародовать какое-либо чисто теоретическое умозаключение, он должен действовать как можно осмотрительнее. Значит, лучше подождать, и именно так следовало поступить нетерпеливому пушкарю Дж. Т. Мастону, прежде чем пустить по всему свету пресловутую телеграмму.

В самом деле, в телеграмме были допущены ошибки, Во-первых, ошибки в наблюдении. Во-вторых, ошибки теоретические, касающиеся судьбы пилотируемого ядра.

Как бы то ни было, но лунные пилоты, умные и отважные люди, благополучно перенесли страшный толчок при вылете.

В эту же ночь пролетело по всем Соединенным Штатам долгожданное известие из Лонгспика, а затем оно перебросилось по атлантическому кабелю и телеграфным проводам во все культурные центры земного шара.

Снаряд колумбиады был, наконец, замечен благодаря колоссальному телескопу-рефлектору.

Снаряд, выпущенный колумбиадой в Стонзхилле усмотрен Бельфастом и Мастоном 12 декабря, в 8 часов 47 минут вечера, в момент вступления Луны в последнюю ее четверть. Снаряд не долетел до места назначения. Он летел мимо Луны, но настолько близко, что попал в сферу лунного притяжения.

Его прямолинейное движение превратилось в криволинейное, обладающее необычайно большой скоростью. В настоящее время снаряд движется вокруг Луны по эллиптической орбите, став таким образом настоящим спутником Луны.

Подвиг трех смельчаков

Благодаря отчаянной смелости трех человек и их беззаветной преданности науке уже получен огромный результат, Если отважные путники и не достигли своей цели, то все же они проникли в лунный мир. Они теперь, как новое светило, обращались вокруг спутника Земли, и впервые человеческий глаз мог с такого близкого расстояния проникать в тайны лунной поверхности.

Имена Ардана, Барбикена и Николя должны были навсегда остаться в летописях астрономии, так как эти отважные исследователи, в стремлении расширить круг человеческих знаний, смело ринулись в небесное пространство, дав жизнь за успех небывалого, самого фантастического предприятия новейших времен.

Как бы то ни было, полученное с Лонгспика известие поразило весь земной шар изумлением и ужасом. Возможно ли оказать какую-нибудь помощь трем соотечественникам-героям? Очевидно, нет, потому что они вышли за пределы, поставленные творцом для жителей Земли.

Живы ли они? Воздуха у них хватит на два месяца, съестных припасов — на год. Что же с ними будет потом?

При этом страшном вопросе содрогались сердца самых черствых людей.

Один только человек не хотел допустить, что положение безнадежно. Это был их преданный друг, такой же смелый и решительный, как они, — достойнейший член Пушечного клуба Дж. Т. Мастон.

Как только Луна показывалась у горизонта, он тотчас же включал ее в поле зрения телескопа, ни на минуту не теряя ее из виду, напряженно следя за ее передвижением среди небесных созвездий. С неизменным, изумительным терпением дожидался он «прохождения» снаряда через лунный диск, и поистине можно сказать, что Мастон оставался в постоянном общении со своими друзьями. Он ни на минуту не терял надежды снова увидеться с ними в один прекрасный день.

— Мы наладим сигнализацию с ними, — говорил он всем, кто хотел его слушать, — как только обстоятельства позволят. Получим от них новости и перешлем им свои. Я их знаю, это люди изобретательные. Помяните мое слово: они найдут способ выйти из своего трудного положения — они вернутся на Землю!

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»