Светёлка во Вселенной

Вячеслав Бучарский

«Светёлка во Вселенной»

Аннотация

 

Глава 9. Союз Земли и Луны

Некоммерческий обмен

 
В массивные и прочные деревянные контейнеры, оклеенные изнутри толстыми слоями поролона, были уложены 2 экспоната Государственного музея истории космонавтики: действующая модель ракеты Циолковского (чуть поменьше той, что установлена в зале научной биографии ученого) и макет корабля-спутника «Восток». Особая тщательность упаковки экспонатов потребовалась потому, что им предстояло путешествие в другое полушарие — в Соединенные Штаты Америки. На ящиках по-русски и по-английски был указан адрес: Вашингтон, Национальный музей аэронавтики США.
 
Это был ответный дар Государственного музея истории космонавтики в Калуге: несколько раньше в адрес советского музея американские коллеги прислали макеты космической ракеты «Сатурн-5» и орбитальной лаборатории «Скайлэб». Они стали экспонатами развернутой в зале ракетно-космической техники постоянной выставки, посвященной международному сотрудничеству в космосе.
 
Эта выставка давала представление об американской космической технике, о полетах американских астронавтов на Луну, о подготовке и проведении совместного космического эксперимента — полета кораблей «Союз-19» и «Аполлон» в июле 1975 года.
 
Наиболее яркими страницами космической программы США были 6 экспедиций астронавтов с высадкой на Луну в 1969-1972 годах и работа долговременной орбитальной станции «Скайлэб».
 
Первыми людьми, ступившими на поверхность нашего естественного спутника, были члены экипажа космического корабля «Аполлон-11» Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин. Это произошло 20 июля 1969 года.
 
Полет астронавтов от Земли к Луне длился более 3 суток. Оставив на селеноцентрической орбите корабль «Аполлон-11», пилотируемый Майклом Коллинзом, Армстронг и Олдрин в лунном модуле совершили посадку в юго-западной части Моря Спокойствия.
 
Нейл Армстронг, первым вышедший из модуля с крылатым названием «Орел», сказал: «Маленький шаг человека — большой шаг всего человечества». Так же, как гагаринское «Поехали!» эта фраза никогда не будет забыта людьми.
 
В последующие годы США смогли организовать еще пять экспедиций с высадкой астронавтов на Луну и возвращением их на Землю. Всего 12 граждан США, пилотов высшей отваги и решимости, побывали на поверхности ближайшего к Земле космического объекта внеземного происхорждения. Они доставили на родную планету почти 400 килограммов лунного грунта.
 
Станция " Скайлэб " была выведена на околоземную орбиту в мае 1973 года с теми же целями, что и первая в мире долговременная орбитальная станция «Салют», запущенная в СССР в апреле 1971 г. Чарльза Конрада, Джозефа Кервина и Поля Вейца доставил на «Скайлэб» транспортный корабль «Аполлон». Первый экипаж американской орбитальной станции работал, согласно программе, 28 земных суток. Серьезные неполадки, обнаруженные во время космического «новоселья», поставили под угрозу срыва весь эксперимент с орбитальной станцией. Но благодаря мужеству и высокому профессиональному мастерству первого экипажа «Скайлэба» удалось провести ремонт станции и восстановить почти все вышедшие из строя системы.
 
Следующий экипаж — Ален Бин, Джек Лусма, Оуэн Гэрриот — работал на «Скайлэбе» 59 суток. Последняя тройка — Джеральд Карр, Уильям Поуг, Эдвард Гибсон — находилась в космосе 84 суток.
 
«Скайлэб» по-русски означает «Небесная лаборатория». Американские исследователи провели наблюдения земной поверхности, которые, так же как и наблюдения, проводившиеся советскими космонавтами — членами экипажей орбитальных станций «Салют», имеют большую ценность для метеорологов, геологов, земледельцев, лесоводов, ихтиологов. Медицинские и биологические эксперименты, проведенные на борту «Салютов» и «Скайлэба», позволили еще глубже изучить влияние невесомости и других факторов космического полета на живые организмы.
 
Советская и американская космическая техника во многом развивались изолированно друг от друга. Обе страны упорно добивались новых шагов в исследовании космического пространства. Но такая ситуация неизбежно приводит к дублированию в решении сложнейших технических проблем, что не только нецелесообразно, но на определенном этапе уже экономически невыгодно. Каждый новый шаг в освоении космического пространства требует все больших затрат и становится все обременительнее для экономики одной страны.
 
Бесконечное сотрудничество
 
Космос безграничен. По убеждению Циолковского, он таит в себе «горы хлеба и бездну могущества» не для одной избранной нации, не для одного государства, а для всего человечества. Наиболее результативное освоение космоса сейчас связано с объединением для решения этой задачи политических чиновников всего мира.
 
Советский Союз был инициатором сотрудничества в космосе. Совместная работа ученых из многих стран по визуальным и фотографическим наблюдениям за искусственными спутниками Земли началась еще в конце 1957 года, после запуска первого советского спутника. В ноябре 1965 года состоялось совещание представителей большинства социалистических стран, на котором была разработана программа международного сотрудничества в освоении космического пространства, получившая название «Интеркосмос». В соответствии с этой программой на орбитах вокруг нашей планеты появились искусственные спутники, созданные специалистами из социалистических стран.
 
Сотрудничество с советскими учеными оказалось весьма плодотворным и для французских специалистов в области космоса.
 
Благодаря спутнику связи типа «Молния» стал возможен обмен цветными телевизионными программами между Москвой и Парижем;.
 
Французский уголковый отражатель, установленный на советских самоходных автоматических лабораториях «Луноход-1» и «Луноход-2» позволил осуществить лазерную локацию Луны.
 
Французская астрофизическая аппаратура работала на борту станций «Марс-3, 6 и 7».
 
Созданные во Франции приборы устанавливались на советских искусственных спутниках Земли «Ореол-1 и −2» и «Прогноз-2».
 
С помощью советских ракет-носителей были запущены французские технологические спутники МАС и МАС-2, а также индийский научный спутник «Ариабата».
 
Историческим шагом в сотрудничестве СССР и США явился совместный полет кораблей «Союз-19» и «Аполлон» в июле 1975 года.
 
Предпосылки эксперимента в высшей степени гуманны. Эта идея зародилась весной 1970 года, когда человечество с тревогой следило за полетом американского космического корабля «Аполлон- 13», на борту которого произошел взрыв кислородного бака. От высадки на Луну астронавтам пришлось отказаться: их жизни были в серьезной опасности.
 
История космонавтики — это не только перечень блестящих свершений и достижений. Немало в ней и трагических страниц. Пожар в момент старта с мыса Кеннеди был причиной гибели экипажа американского корабля «Аполлон-1» — астронавтов Гриссома, Уайта, Чаффи.
 
Во время спуска на Землю погиб отважиый советский космонавт В. М. Комаров,
 
Столь же трагическая случайность оборвала жизни членов экипажа корабля «Союз-11», на котором возвращались после 23-суточной работы на борту орбитальной станции «Салют» «космонавты Г. Т. Добровольский, В. Н. Волков, В. И. Пацаев.
 
Имена погибших советских космонавтов и американских астронавтов бессмертны; самый факт их гибели не приостановил развитие космонавтики и не отпугнул смельчаков — напротив, их ряды умножились. А ученые и конструкторы обеих стран начали упорные поиски способов спасения попавших в беду экипажей космических кораблей.
 
«Аполлон-13» удалось благополучно приземлить. А в октябре 1970 года в Москве состоялось первое совещание ученых СССР и США, основным вопросом которого стало обсуждение возможности стыковки советских и американских космических кораблей в целях оказания взаимной помощи.
 
В пору создания кораблей «Союз» и «Аполлон» между советскими и американскими конструкторами не было координирования действий, да и корабли создавались для разных целей. Но когда специалисты обеих стран основательно познакомились с космическими кораблями, оказалось, что «Союз» и «Аполлон» не исключают возможность стыковки, хотя, разумеется, корабли имели больше несходных черт, чем сходных.
 
Эпический ЭПАС
 
Чтобы участвовать в программе ЭПАС — экспериментальном совместном полете, советский и американский корабли должны были претерпеть ряд конструктивных изменений. Американский трехместный космический корабль «Аполлон» (в Калужском музее истории космонавтики его можно видеть в составе присланного из США макета орбитальной станции «Скайлэб») также является кораблем третьего поколения — ему предшествовали одноместный «Меркурий» и двухместный «Джемини». «Аполлон» создавался, главным образом, как корабль, способный доставить астронавтов на Луну. Однако «Аполлон» использовался в национальной космической программе США и как транспортный корабль в пору существования станции «Скайлэб», и совершал орбитальные полеты по околоземным орбитам с научными и практическими целями.
 
Основные отсеки «Аполлона» — командный и двигательный. Для полетов к Луне в состав «Аполлона» входит еще и лунный модуль. Во время старта с Земли этот модуль находится в переходнике, соединяющем корабль с ракетой-носителем «Сатурн-5». На трассе полета к нашему естественному спутнику астронавты осуществляли перестройку корабля: «Аполлон» отделялся от последней ступени ракеты-носителя, совершал разворот на 180 градусов и затем стыковался с лунным модулем, после чего последняя ступень «Сатурна-5» отделялась.
 
Командный отсек «Аполлона», представляющий собой усеченный конус, является и спускаемым аппаратом, в котором астронавты приводняются, как правило, в Тихом океане, в районе Гавайских островов. Среднюю часть командного отсека занимает герметичная кабина экипажа, объем которой 6 кубических метров. В передней части кабины находится стыковочный узел системы «штанга-конус» (так же как на транспортных «Союзах», предназначенных для стыковки с «Салютами»), парашюты, надувные баллоны для стабилизации отсека после приводнения; в задней сосредоточено большинство двигателей ориентации, баллоны со сжатым газом, емкости с питьевой водой.
 
Снаружи конус командного отсека имеет теплозащитное покрытие. 4 иллюминатора позволяют астронавтам вести наблюдения из кабины.
 
Цилиндрическая часть «Аполлона» — его двигательный отсек, из которого выступает большое сопло маршевого двигателя. Здесь расположены топливные элементы, снабжающие корабль электроэнергией, баки с горючим, окислителем и кислородом для дыхания астронавтов.
 
Летчик-космонавт СССР В. Ф. Быковский, руководивший отделом по программе ЭПАС в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина, так сказал о кораблях обеих стран: «О корабле „Аполлон“ могу сказать, что на нем есть такое, чего нет на „Союзе“, хотя, по нашему мнению, некоторые элементы излишни. Имеются вещи, которые выполнены на „Союзе“ гораздо совершеннее. Видимо, в будущем стоит создать единую логическую схему, которая составит основу корабля „смешанного“ типа».
 
Такой корабль — дело будущего. А в июле 1975 года должны были встретиться на околоземной орбите уже существующие корабли. И чтобы такая встреча состоялась, в течение трех лет напряженно трудились ученые и конструкторы Советского Союза и Соединенных Штатов Америки.
 
Был разработан универсальный стыковочный узел (он получил название АПАС — андрогинный периферийный агрегат стыковочный) и шлюзовая камера для переходов космонавтов и астронавтов. Необходимость в последней связана с тем, что в корабле «Союз» космонавты находились в воздушной среде, давление которой равно атмосферному; на корабле «Аполлон» среда кислородная и соответственно пониженное давление газа. Была преодолена также несовместимость кораблей в отношении средств радиосвязи, достигнуто взаимодействие Центров управления полетами в Хьюстоне и Подмосковного Центра управления полетом. Советские и американские специалисты и космонавты побывали в гостях друг у друга, провели большое количество совместных тренировок.
 
Астронавты в Калуге
 
В июне 1973 года в Калугу приехала одна из рабочих групп ЭПАС — совместного советско-американского эксперимента в космосе. В нее входили советские космонавты А. А. Леонов, В. А. Джанибеков, тогда командир третьего резервного экипажа. Американскую сторону представлял заместитель директора проекта по подготовке эксперимента американский астронавт Дэйвид Скотт и представители Центра пилотируемых космических полетов имени Джонсона в Хьюстоне.
 
Алексею Архиповичу Леонову Калуга была хорошо знакома. Он неоднократно бывал в Доме-музее К. Э. Циолковского и в ГМИКе. Первый раз он приезжал в город на Оке вместе со своим командиром П. Н. Беляевым вскоре после полета на «Восходе-2», когда он совершил первый в истории выход в открытое космическое пространство.
 
Что же касается Дэйвида Скотта, то его космическая биография была хорошо известна из печати. Он трижды поднимался в космос. Последний раз на корабле «Аполлон-15» в конце июля 1971 года совершил полет к Луне и высадился на нее вместе с Джеймсом Ирвином. Это была четвертая посадка астронавтов из США на Луну. Почти семьдесят часов, пока пилот «Аполлона-14 Альфред Уорден в одиночестве кружил по низкой окололунной лунной орбите, Дэйвид Скотт и Джеймс Ирвин пробыли на поверхности Луны. Они были первыми представителями Человеческого Разума, которые использовали для движения в открытом космосе специальный автомобиль. Водил «Лунар ровер» Д. Скотт.
 
Лунный электромобиль имел четыре колеса, которые для лучшего сцепления с грунтом были обтянуты металлической сеткой. Оригинальные решения, найденные конструкторами при разработке лунного транспорта, позволяли автомобилю даже при максимальной загрузке развивать скорость до 14 километров в час.
 
В начале августа 1971 года экипаж пробыл на Луне 67 часов, осуществил три выхода на ее поверхность и собрал 66 килограммов образцов лунного грунта. Луномобиль Скотта проделал по поверхности Луны путь около 30 километров.
 
Поездка рабочей группы в Калугу была своеобразным отдыхом от напряженной работы, которой они занимались. И каждый ее участник с огромным интересом знакомился с городом, объявленным колыбелью космонавтики. В мемориальном Доме-музее К. Э. Циолковского «лунного автомобилиста» из США Дэйвида Скотта попросили высказать свое мнение о великом русском космисте.
 
— Многие в нашей стране знакомы с научными и философскими работами Циолковского. На обратной стороне Луны есть кратер, названный его именем. Именно благодаря трудам Циолковского оказались возможными все те успехи, которых добились наши страны в освоении космоса. Наш визит в Калугу — дань его гениальной прозорливости.
 
Человеку, побывавшему на Луне, естественно было задать вопрос: какое самое яркое впечатление он вынес из этого путешествия?
 
— Красота Луны вызывает чувство глубочайшей потрясенности, — сказал астронавт. — Если можно так сказать, живопись Луны, краски ее пейзажей сдержанные, но необыкновенно яркие. Таких цветов и оттенков не увидишь на Земле. И это оставляет волнующие следы в памяти.
 
В книге почетных посетителей Государственного музея истории космонавтики имени К. Э. Циолковского гости из США оставили 23 июня 1973 года запись: «С глубокой благодарностью за ваше гостеприимство и интересные рассказы о космосе — от советско-американской рабочей группы по подготовке полета „Аполлон“- „Союз“ и от делегации обеих стран».
 
Сделана запись на английском языке рукой Д. Скотта. Астронавт поставил под ней свою подпись, а рядом расписались А. А. Леонов и В. А. Джанибеков.
 
Калуга запомнилась американскому астронавту. Особенно его восхитил планетарий Государственного музея истории космонавтики, в котором гостям демонстрировали звездное небо и панораму Луны, установленную и настроенную «звездным мастером» из Калуги Владиславом Ивановским. Перед отъездом «лунный автогонщик» сказал: «Калуга — город Циолковского и русского космизма. Этим сказано все... Я хотел бы добавить, что это небольшой, очень уютный город. Здесь чувствуешь себя особенно свободно, отдыхаешь по-настоящему. Что же касается панорамы Луны в планетарии, то у калужан она получилась даже интереснее, чем в реальности Космоса».
 
...В ноябре 1973 года вместе с советскими космонавтами А. А. Леоновым, В. Н. Кубасовым , А. В. Филипченко в Калугу прибыли все американские астронавты, участвовавшие в подготовке к совместному полету — Т. Стаффорд, Д. Слейтон, А. Бин, Р. Эванс, Д. Лусма, Ю. Сернан и еще не бывавшие в космосе В. Бранд, К. Бобко, Р. Овермайер.
 
Во время приема в горисполкоме гости внимательно выслушали рассказ о Калуге, обо всем, что связано здесь с именем Циолковского.
 
А. А. Леонов в вестибюле горисполкома увидел на витрине книжного киоска свою книгу-альбом «Космические дали», только что выпущенную в издательстве «Советский художник». Он приобрел несколько экземпляров. На экземпляре, подаренном для генерала Т. Стаффорда, размашистым почерком Алексей Леонов написал: «Моему другу и коллеге Томасу Стаффорду с глубоким уважением и самыми лучшими пожеланиями...»
 
Еще один экземпляр он подарил участнику экспедиции «Аполлон-14» Алану Бину. Узнав о том, что все советские космонавты являются Почетными гражданами Калуги, Алан Бин порывисто обнял Алексея Леонова, крепко пожал ему руку.
 
— Это высокая честь иметь такое гражданское звание в городе, в котором жил отец русской космонавтики, — сказал американский гражданин Луны Алан Бин.
 
Гости задавали много вопросов.
 
Т. Стаффорд: «Какие высшие учебные заведения есть в Калуге?
 
А. Бин: «!973 год — год 500-летия Николая Коперника. А в каком году был основан ваш город на Оке Калуга?»
 
Р. Эванс: «Назовите, пожалуйста, самые старые здания и сооружения бывшей губернской столицы Калуги. Цела ли школа, в которой преподавал Циолковский?»
 
Ю. Сернан: «Кто из родственников Циолковского живет в Калуге?»
 
Д. Лусма: «Когда здесь впервые побывал Юрий Гагарин?»
 
Д. Слейтон: «Хорошо ли знают город Калугу его Почетные граждане из Звездного городка в СССР?»
 
Экскурсию по Калуге «лунные» граждане из США завершили на площади Победы. Они возложили скорбные венки славы на могилу Неизвестного солдата. Поклонились Вечному огню памяти о героях, минутой молчания почтили павших в борьбе с фашизмом советских воинов Великой Красной Армии.
 
Притягательная сила домика К. Э. Циолковского ничуть не меньше, чем у всемирно известных музеев. Американские астронавты с особым интересом ждали встречи с этим маленьким домиком на берегу Оки. Уж кто-кто, а пилоты космических кораблей прекрасно понимают, какой необычной силой духа должен обладать человек, чтобы на многие годы вперед предвосхитить пророчески современные полеты землян в заатмосферные дали и на Луну, а также завтрашние космические рейсы к Марсу и другим планетам Солнечной системы Николая Коперника.
 
После осмотра дома-музея Циолковского генерал Т. Стаффорд выразил свое восхищение тем, как калужане сохраняют в первозданном виде все, что связано в этом доме с именем Циолковского. Он вспомнил свой недавний разговор с американским астронавтом Майклом Коллинзом, участником экспедиции первого посещения Луны на корабле «Аполлон-11». После завершения лунной эпопеи в 1972 году, Коллинз стал директором американского национального музея авиации и космонавтики в Вашингтоне. Узнав о предстоящей поездке американских астронавтов в Калугу, Майкл Коллинз попросил Стаффорда узнать, не разбирают ли калужане в своем знаменитом Музее космонавтики экспонаты на сувениры.
 
«Американцы, — иронически выразился Коллинз, — вооружившись гаечными ключами и отвертками, приходя в Вашингтонский музей космонавтики, разбирают спутники и лунники на сувениры...»
 
Калужский журналист В. И. Шапкин освещал как корреспондент областной газеты «Знамя» посещение американскими гостями в октябре 1973 года Государственного музея истории космонавтики имени К. Э. Циолковского.
 
В своей книге «Калужская орбита космонавтики» В. И. Шапкин интересно рассказал о той экскурсии с посещением планетария.
 
«Томас Стаффорд. — вспоминал «мэтр» калужской журналистики В. И. Шапкин, — и по опыту, и по званию, и по возрасту был, пожалуй, самым старшим среди американских астронавтов. Он серьезен и сдержан. Тем не менее он охотно поделился с представителями иностранной, московской и калужской прессы своим мнением о доме-музее КЭЦ ( «В этом домике меня поразило все»), рассказал, что он впервые услышал о Гагарине на авиационной базе Эдвардс, где служил летчиком-испытателем. Это сообщение очень взволновало его. Что же касается Циолковского, то каждому астронавту, заметил Стаффорд, очень многое говорит это имя.
 
С большим вниманием знакомились американские астронавты с экспозицией Государственного музея истории космонавтики. Особый интерес вызвал у них зал современной ракетно-космической техники. Оживленный обмен мнениями состоялся у экспоната музея — автоматической станции «Луна-16». Гости придирчиво, со знанием дела со всех сторон осмотрели уникальный аппарат, доставивший на землю образцы лунного грунта. Техническое совершенство «Луны-16» привело их в восторг.
 
И еще надолго привлек внимание американских астронавтов корабль-спутник «Восток». Ю. Сернан, А. Бин, Р. Эванс, другие американские астронавты буквально засыпали экскурсовода кандидата педагогических наук Екатерину Сергеевну Зубакову, хорошо знавшую английский язык, вопросами. Причем все они были технического направления, и Зубакова не всегда сразу же была готова ответить на них. И опять тут на помощь пришли советские космонавты, «ходившие» на земную орбиту. Они объясняли своим коллегам, какие функции выполняли на корабле «Восток» жалюзи, каково назначение баллонов, на какой высоте происходило катапультирование, где располагался на «Востоке» пирозаряд.
 
— Я правильно назвал по-английски пирозаряд? — уточнил А. А. Леонов у симпатичной блондинки-экскурсовода Е. С. Зубаковой. Кандидат педнаук заметно волновалась. То и дело вспыхивали ее пухлые щечки алым румянцем, а в серых глазищах за позолоченными стеклышками мешались тревога и восторг.
 
— О,кей... Да! ... Ес ит из, — путала английские и русские междометия Екатерина Сергеевна. Так, с помощью шустрого Леонова и чрезвычайно серьезного Кубасова экскурсовод Зубакова исчерпывала все дотошные вопросы американцев.
 
Гости побывали также у главного экспоната — ракеты «Восток». Она с лета 1973 года стоит рядом с музеем на открытой площадке, устремив ввысь, в голубое небо свое сигарообразное тело, словно готовясь к старту в просторы Вселенной.
 
Да, «Восток» стал экспонатом музея. И навсегда за этим славным носителем и кораблем останется высокая честь Первого. Именно такая ракета-носитель 12 апреля 1961 года впервые вывела на околоземную орбиту первый в мире космический корабль «Восток» с советским гражданином Ю.А. Гагариным на борту.
 
Когда ракету «Восток» устанавливали в Калуге возле музея, один из приезжих спецов-инженеров рассказал киномеханику планетария Юрию Аульченко такую историю:
 
— Ракета «Восток», которую мы привезли к вам в Калугу на вечное хранение — экспонат дважды уникальный. Мало того, что он точная копия, если хотите, «рабочий» экземпляр той серии ракет, которые выводили на околоземные орбиты корабли-спутники «Восток», в том числе и первый космический корабль Ю. А. Гагарина. Калужский экземпляр уже совершил также путешествие по целому ряду европейских стран. Земная орбита его пролегла через авиационный салон Бурже в Париже. Им восхищались жители итальянских городов Рима и Турина, он приводил в восторг экскурсантов на выставках в Бухаресте, Будапеште, Праге. Во многих странах за границей часто спрашивали о нашем экспонате: настоящая эта ракета или макет. В таких случаях мы объясняли, что, если этот экспонат заполнить приборами и горючим, то он может поднять в космос любого из желающих.
 
Американские астронавты поинтересовались назначением тех или иных конструктивных деталей этого главного экспоната на открытой площадке. А. А. Леонов, В. Н. Кубасов и А. В. Филипченко без помощи переводчика Е. С. Зубаковой удовлетворили любознательность коллег.
 
Затем космонавтов и астронавтов пригласили в кабинет директора ГМИКа Алексея Тимофеевича Скрипкина, где им были вручены знаки «За активную работу по пропаганде идей К. Э. Циолковского и космонавтики». Музею в Хьюстоне был передан макет памятника К. Э. Циолковскому в Калуге.
 
Слово попросил Томас Стаффорд.
 
— Я хочу сердечно поблагодарить калужан за теплый прием и большую дружбу, за возможность побывать в этом музее. У вас замечательный музей и планетарий. На панораме в звездном зале ваша Луна выглядит куда теплее и гостеприимнее, чем настоящая. Спасибо вашим специалистам за такой замечательный эффект. Я также хочу поблагодарить за те подарки, которые вы нам преподнесли. Особенно дорога книга-альманах «На берегах Оки», изданная в честь 600-летия Калуги. Пусть и в седьмом столетии вашего славного города Ока будет течь такой же мирной, по-русски уютной и ласково-голубой.
 
В память о встрече Т. Стаффорд в свою очередь подарил музею медаль из металла, который был взят на Луну экипажем «Аполлона-11» и из которого по возвращении на Землю были отлиты медали. Мы надеемся, сказал Т. Стаффорд, что эта медаль содержит молекулы вечного спутника нашей планеты.
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»