Светёлка во Вселенной

Вячеслав Бучарский

«Светёлка во Вселенной»

Аннотация

 

Глава 10. Цели звездоплавания

Брошюры завещания

 
В 1929 году в Калуге были изданы две тоненькие брошюрки К. Э. Циолковского: «Цели звездоплавания» и «Космические ракетные поезда».
 
"Завоевание солнечной системы даст не только энергию и жизнь, которые в 2 миллиарда раз будут обильнее земной энергии и жизни, но и простор еще более обильный«,— писал Циолковский во вступлении к книге «Космические ракетные поезда», в которой он наметил магистральный путь будущей космонавтики — подсказал будущим конструкторам принцип многоступенчатости космических ракет.
 
Большая часть тиража этих брошюр, так же как почти весь тираж изданной в Калуге в 1914 году его книжки «Исследование мировых пространств реактивными приборами», остались на полках стеллажей в доме автора.
 
В те годы человек с самой пылкой фантазией, даже с такой, как у самого Константина Эдуардовича, не мог предположить, что уже в 1975 году, а не в 2017, как намечал автор повести «Вне Земли» Циолковский, на околоземной орбите будет работать международная научная лаборатория и тоненькие брошюрки, изданные в Калуге, окажутся на ее борту. Но они там побывали.
 
Советские космонавты А.А. Леонов и В. Н. Кубасов взяли с собой в полет по программе ЭПАС первоиздания этих трех брошюр основоположника теоретической космонавтики, а именно: «Исследование мировых пространств реактивными приборами», «Космические ракетные поезда» и «Цели звездоплавания».
 
...Летом 1975 г. Телезрители всего мира могли видеть на своих экранах важнейшие моменты исполнения программы ЭПАС экспериментального полета кораблей «Аполлон» и «Союз-19», имевшего эпохальное значение для истории космонавтики.
 
Точно в назначенный срок, 15 июля 1975 года в 15 часов 20 минут по московскому времени со стартовой площадки космодрома Байконур отправилась в полет мощная многоступенчатая ракета, в головной части которой находился корабль «Союз-19», командиром которого был Алексей Архипович Леонов, а бортинженером Валерий Николаевич Кубасов.
 
Мощные двигатели разогнали ракету до первой космической скорости, и она вышла на околоземную орбиту. Здесь произошло отделение корабля от последней ступени ракеты-носителя, и начался орбитальный полет советских космонавтов.
 
Ввиду значительной удаленности американского космодрома, корабль «Аполлон», чтобы выйти на орбиту, лежащую в одной плоскости с орбитой «Союза-19», должен был стартовать спустя 8 часов после начала полета советского корабля.
 
И вот в тот же день 15 июля, в 22 часа 50 минут по московскому времени с космодрома в штате Флорида поднялась ракета "Сатурн-5«,— доставившая на орбиту корабль «Аполлон», командиром которого был Томас Рэттен Стаффорд, а членами экипажа Дональд Кент Слейтон и Вэнс Девос Бранд.
 
Советский и американский экипажи, назначенные к полету еще в 1972 году, упорно тренировались и стали главными участниками исторической встречи в космосе.
 
В соответствии с программой в течение первых двух суток корабли совершали раздельный полет, маневрируя на своих орбитах с тем, чтобы выйти на общую, или, как ее называют специалисты, монтажную орбиту.
 
Поначалу на обоих кораблях не все шло гладко. На корабле «Союз-19» обнаружились неполадки в бортовой телевизионной аппаратуре. Советские космонавты оперативно провели ремонт и уже на 20-м витке полета с помощью цветной телекамеры начали телевизионный репортаж с борта своего корабля.
 
Американские астронавты после выхода на околоземную орбиту должны были «перестроить» свой корабль. Для этого «Аполлон» отделился от переходника, соединявшего его с последней ступенью ракеты-носителя, совершил разворот на полкруга, после чего состыковался с переходным модулем (шлюзовой камерой). Эта стыковка осуществлялась по традиционной системе «штанга-конус».
 
Присоединив модуль к кораблю, астронавты должны были разобрать люк для входа в него. Во время этой операции заклинило замок люка. Но довольно скоро Вэнс Бранд справился с неподатливым замком, и в дальнейшем все события на обоих кораблях проходили в точном соответствии с программой.
 
Рукопожатие континентов
 
17 июля 1975 года, когда «Союз-19» совершал 36-й виток, его наблюдал экипаж корабля «Аполлон», находившегося на расстоянии 410 километров от советского корабля. Началось сближение «Союза» и «Аполлона», которому способствовала прямая радиосвязь между экипажами в УКВ-диапазоне. После причаливания андрогинное стыковочное устройство на торце переходного модуля «Аполлона» вошло в контакт с аналогичным узлом «Союза-19». За сцепкой стыковочных агрегатов последовало их стягивание и герметизация стыка.
 
17 июля в 19 часов 12 минут по московскому времени была выполнена стыковка кораблей и начала свою работу первая в истории человечества международная орбитальная лаборатория. Американские астронавты в течение трех часов подготовили шлюзовую камеру для перехода на борт советского корабля. Когда все было готово и в туннеле, соединявшем корабли, показался Томас Стаффорд, Алексей Леонов, открывая люк «Союза», нетерпеливо воскликнул: «Давай, Том, входи же!»
 
Командир «Союза» и командир «Аполлона» обменялись крепким рукопожатием, свидетелями которого, благодаря телевидению, стали миллиарды людей Земли.
 
Первый взаимный переход начался с того, что американские астронавты Стаффорд и Слейтон стали гостями экипажа «Союз-19». Здесь советские космонавты передали своим коллегам из США флаг Организации Объединенных Наций. Был произведен также обмен национальными флагами, текстами Соглашения между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, памятными медалями и семенами деревьев, которые после возвращения экипажей кораблей на Землю были посажены в Советском Союзе и в Соединенных Штатах Америки. Здесь же, на борту «Союза», было подписано свидетельство об осуществлении стыковки.
 
Во время первого перехода на борт орбитальной международной лаборатории поступили приветствия от Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева и Президента США Д. Форда.
 
Валерий Кубасов и Дональд Слейтон перешли в шлюзовую камеру, соединявшую корабли, и здесь провели эксперимент «Универсальная печь» — совершили плавку металлов в условиях космоса. В трех кварцевых капсулах были получены сплавы алюминия с вольфрамом, германия с кремнием и получен пористый алюминий.
 
Двое суток продолжался полет советского и американского кораблей в состыкованном состоянии. Космонавты и астронавты совершили несколько взаимных переходов, в результате чего каждый член советского экипажа побывал на «Аполлоне» и каждый член американского экипажа смог посетить «Союз-19».
 
Признанием выдающейся роли К. Э. Циолковского — основоположника теории звездоплавания — явился тот факт, что на борту международной орбитальной лаборатории находились его труды. Первоиздания книжечек К. Э. Циолковского отправились в необычное путешествие из фондов калужского Музея истории космонавтики, а возвратились туда с автографами космонавтов и астронавтов.
 
18 июля 1975 года в 20 часов 30 минут, когда В. Кубасов, Д. Слейтон и В. Бранд находились в орбитальном отсеке «Союза-19», а А. Леонов и Т. Стаффорд на борту «Аполлона», началась самая уникальная в истории журналистики пресс-конференция, участников которой разделяли многие тысячи километров. Советские и иностранные журналисты задавали вопросы из Центров управления полетом в подмосковном Калининграде и в Хьюстоне, а члены экипажа международной лаборатории отвечали на них из космоса. Вот как оценивали свой полет по программе ЭПАС советские и американские разведчики космоса.
 
А. Леонов: «Полет стал возможным в условиях разрядки международной напряженности и развивающегося сотрудничества между нашими странами. Этот полет является важным шагом на бесконечном пути исследования космического пространства усилиями всего человечества».
 
Т. Стаффорд: «Усилия, направленные на изучение космоса, полностью оправданы. Они приносят народам Земли огромную пользу и с лихвой окупают себя».
 
В. Кубасов: «Пройдет некоторое время, и человечество получит многие новые металлы, новые сплавы с качествами, которые невозможно создать на Земле и можно будет получить только в условиях космоса. Мне кажется, придет время и в околоземном пространстве появятся целые заводы по производству новых материалов и веществ».
 
Д. Слейтон: «Трудно передать, как красива из космоса наша планета. Где найти слова, чтобы это описать? Я думаю, очень полезно взглянуть на мир с высоты».
 
В. Бранд: «Я считаю шансы на совместный межпланетный пилотируемый полет очень хорошими. Это, разумеется, произойдет не в самом ближайшем будущем. Думаю, что такая экспедиция состоится в ближайшие двадцать лет. Это будет очень интересно и принесет пользу всему человечеству» (Газета «Правда». 20 июля 1975 г.)
 
В состыкованном состоянии корабли «Союз-19» и «Аполлон» совершили 27 оборотов вокруг Земли. 19 июля в 15 часов 02 минуты они расстыковались и начали совместный эксперимент под названием «Искусственное солнечное затмение». С помощью двигателей ориентации оба корабля приняли такое положение, что их общая ось была направлена на Солнце. Удаляясь от «Союза-19» в этом направлении, корабль «Аполлон» закрывал своим корпусом солнечный диск, и советские космонавты в течение нескольких минут наблюдали и фотографировали солнечную корону.
 
Вскоре после этого корабли вторично состыковались — роль активного выполнял стыковочный узел «Союза-19».
 
В 18 часов 26 минут московского времени «Союз» и «Аполлон» вновь расстыковали свои стыковочные агрегаты, и с этого момента каждый из кораблей начал полет по автономной программе. Завершением программы ЭПАС стал совместный эксперимент «Ультрафиолетовое поглощение», в процессе которого отражатели удалявшегося «Союза» облучались ультрафиолетовыми излучателями, установленными на «Аполлоне».
 
Точно такой же, как представленный в экспозиции Государственного музея истории космонавтики, спускаемый аппарат телезрители многих стран мира увидели на своих экранах 21 июля во время прямого репортажа с места приземления советского космического корабля. В 13 часов 51 минуту по московскому времени спускаемый аппарат с космонавтами А. Леоновым и В. Кубасовым совершил мягкую посадку в Казахстане, в районе города Аркалык.
 
25 июля 1975 года в 00 часов 18 минут благополучно возвратился на Землю и экипаж американского космического корабля. Отважным разведчикам космоса из двух стран мира рукоплескало все человечество.
 
Не менее искреннюю признательность миллионов людей Земли завоевали советские космонавты П. Климук и В. Севастьянов. Вслед за А. Губаревым и Г. Гречко они несли долгую вахту на борту научной орбитальной станции «Салют-4».
 
«Союз-18», доставивший космонавтов на станцию, стартовал 24 мая 1975 года. П. Климук и В. Севастьянов работали в космосе более 83 суток и вместе с экипажами кораблей «Союз-19» и «Аполлон» составляли «великолепную семерку» в космическом пространстве.
 
Менее чем за год до своего старта, в сентябре 1974 года П. И. Климук и В. И. Севастьянов были гостями калужан: они приезжали на IX Чтения, посвященные разработке научного наследия и развитию идей К. Э. Циолковского. Летчики-космонавты рассказывали, какое огромное значение для народного хозяйства имеет планомерное, систематическое исследование Земли из космоса. Кандидат технических наук Виталий Иванович Севастьянов говорил тогда, что благодаря успешному развитию космонавтики рождается новое научное направление — космическое землеведение.
 
Во время своего 63-суточного полета мужественные космонавты провели большое количество различных исследований и экспериментов, имеющих непосредственное отношение именно к этой отрасли науки. Делясь впечатлениями о том, как проходила долговременная вахта на борту станции «Салют-4», П. И. Климук сказал: «Мы с Виталием работали вместе и на Земле, но только там, на орбите, отточили главную, на мой взгляд, грань характера космонавта — умение понимать партнера по работе с полуслова...»
 
Бортинженер В. И. Севастьянов: «Для меня первый и главный вывод после нашей экспедиции состоит в том, что программа исследований прикладного характера получила полное подтверждение. Ее целесообразность совершенно бесспорна».
 
Эта же мысль была главной в выступлении В. И Севастьянова на X Циолковских Чтениях, проводившихся в Калуге в середине сентября 1975 года. Вместе с Севастьяновым в работе Чтений участвовал академик В. П. Глушко, который по поручению экипажа «Союза-19» А. А. Леонова и В. Н. Кубасова передал работникам Государственного музея истории космонавтики взятые из фондов музея книги Циолковского; они побывали на борту международной орбитальной лаборатории. Все пять участников космического полета по программе ЭПАС оставили на титульных листах книг свои автографы.
 
Причина разрушительного космоса
 
Но космос таит в себе возможности и для тех, кто стремится навязать человечеству свою волю с помощью оружия массового уничтожения.
 
К. Э. Циолковский, заложивший теоретические основы исследования мировых пространств реактивными приборами, верил и надеялся именно на творческие, созидательные, а не разрушительные возможности человеческого разума. «Работая над реактивными приборами,— писал он,— я имел мирные и высокие цели: завоевать Вселенную для блага человечества, завоевать пространство и энергию, испускаемую Солнцем!»
 
Усилиям большинства ученых и позитивных политических деятелей наиболее развитых зарубежных стран эта мысль получила широкое развитие в основных принципах международного космического права.
 
В начале 1967 года Генеральная Ассамблея ООН одобрила договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Согласно этому договору, космическое пространство открыто для исследования и использования всеми государствами, не принадлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем оккупации, ни любыми другими средствами.
 
Государства — участники договора — обязались не выводить на орбиту вокруг Земли объекты с ядерным или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом. Луну и другие небесные тела было предложено использовать исключительно в мирных целях. Запрещено создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров.
 
Договор о сотрудничестве в освоении космического пространства, заключенный правительствами СССР и США, также был проникнут духом мирного содружества и взаимной помощи двух ведущих космических держав. Внесли свой вклад в эту область и программы сотрудничества Советского Союза с социалистическими странами, Индией, Францией.
 
...Своими тайнами и неисчерпаемыми источниками энергии космос оказывает сильнейшее притягательное воздействие на человечество. Людей увлекает перспектива овладеть могущественнейшими силами космоса. Однако овладение этими силами налагает на жителей Земли высочайшую ответственность: чтобы обрести космическое могущество, люди неизбежно должны подняться на новую, более высокую ступень интеллектуального развития.
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»