Москва—Луна
«Профессор солнечных пятен» Научно-художественная повесть о Чижевском. Калуга, издательство «Гриф», 2007
«Профессор солнечных пятен» Научно-художественная повесть о Чижевском. Калуга, издательство «Гриф», 2007
Страницы краеведческой фотолетописи «Памятники Калуги», посвященные жизни семьи Чижевских на Ивановской (ныне Московской) улице в Калуге с 1913 по 1929 годы
Страницы краеведческой фотолетописи «Памятники Калуги», посвященные жизни семьи Чижевских на Ивановской (ныне Московской) улице в Калуге с 1913 по 1929 годы

Вячеслав Бучарский

«Москва—Луна»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация


 

Гений из Калуги и московский писатель (28 октября 2015)

У немецкого профессора румынского происхождения Германа Оберта ближайшим помощником был инженер А. Б. Шершевский, поляк по национальности. Когда книга К. Э. Циолковского с предисловием на немецком языке, написанным советским генералом из Калуги Л. В. Чижевским была получена в Берлине, Оберт передал её для перевода своему помощнику Шершевскому... Вскоре после того Константин Эдуардович получил от А. Б. Шершевского дружеское письмо, и, таким образом, между пенсионером из Калуги и берлинским ассистентом ракетчика Оберта завязалась переписка.

В одном из своих последующих писем эмигрант из России поляк Шершевский просил Константина Эдуардовича передать коллегиальный привет его московскому помощнику А. Л. Чижевскому, сыну калужского генерала-артиллериста.

Циолковский сообщил по этому поводу из Калуги в Москву своему молодому другу и последователю Александру: «Глубокоуважаемый Александр Леонидович! Вам нужно было бы побывать у меня. Шершевский (из Берлина) просил передать Вам коллегиальный привет, как моему "помощнику“... Вероятно, Вас произвели в эту должность по Вашему немецкому предисловию».


памятник чижевскому в калуге

Московский профессор А.Л. Чижевский. Памятник в Калуге. Фото автора текста.

Самый молодой в СССР профессор А. Л. Чижевский действительно уже много лет по доброй воле и весьма активно помогал великому космисту из Калуги.

«Я рад, что внёс небольшую лепту в дело становления ракетодинамики и космонавтики в Советском Союзе, помогая Константину Эдуардовичу Циолковскому своей логарифмической линейкой, проверкой расчётов, схемами и рисунками, — написал полвека спустя в мемуарах Александр Леонидович. — По его просьбе я рылся в московских библиотеках и доставал ему различные справки по тем или иным вопросам воздухоплавания, физики и химии, я разыскивал для него журналы, знакомился с патентной литературой. Я добывал для некоторых его опытов материалы, которые нельзя было достать в Калуге. Я написал о его работах ряд статей».

В этом признании Чижевского, сделанном в его воспоминаниях, звучит достоинство партнёра, а не ассистента, каковым был для румынского берлинца Германа Оберта талантливый инженер и полиглот А. Б. Шершевский, поляк из России.

* * *
Просматривая в спецхране Академической библиотеки в Москве иностранные технические журналы, А. Л. Чижевский нашёл в выходившем в Берлине журнале «Техника воздухоплавания» (№ 10, 1926 год) категоричное сообщение А. Б. Шершевского: «Престарелый русский учёный К. Э. Циолковский является первым, кто научно обосновал проблему космического корабля. Его первые сочинения об этом появились в 1903 году, а в 1924 году данный труд был переиздан... В предисловии к изданию 1924 года молодой учёный Чижевский даёт обзор работ Циолковского о ракете, подчеркивает его научный приоритет и жалуется на почти преступное безразличие людей к представителям умственного труда и точного знания».

Позже сам А. Б. Шершевский написал из Берлина в Калугу Константину Эдуардовичу: «Ракета — наше будущее. Ракеты Оберта и Годдарда Вам, по-видимому, известны. Последние хотят послать небольшую ракету на Луну. Вы видите, что, таким образом, Ваша мечта и мечта других великих людей, предусматривающих будущее, исполнится, и я надеюсь, что Вы, как пророк межпланетного сообщения, доживёте до знаменательного дня первого полёта к звёздам».

«...Надеюсь, что вы получили посланные вам журналы... с моей заметкой о Вашем труде «Ракета в космическое пространство». Вашими трудами здесь многие заинтересовались и посыпались запросы...»
По поводу одной из брошюр Циолковского, присланной Чижевским, Шершевский написал в Калугу Константину Эдуардовичу: «Ваш новый труд явится уже давно обещанной Вами полной математической разработкой космической ракеты. Срочно жду эту книгу... во имя науки прошу сейчас же выслать её. Здесь в газетах промелькнуло известие, что Вы строите в Москве ракету на 11 человек...»

В другом письме из Берлина в Калугу Шершевский беспокоился: «Уже давно не получал от Вас известий и думал, что Вы, может быть, в Москве заняты постройкой Вашего реактивного снаряда. Здесь носятся о Вас такие своеобразные слухи. Во всяком случае газеты "чирикают“ о Ваших работах».

* * *

В феврале 1927 года Александр Леонидович, сидя в своей восьмиметровой комнатке в доме № 8 на Тверском бульваре, написал письмо Циолковскому в Калугу отнюдь не в качестве секретаря или «спичрайтера». Он спешил поделиться радостью не с научным «шефом», а с дорогим его душе и сердцу Учителем и коллегой-учёным: «Дорогой Константин Эдуардович! В статье А. Б. Шершевского (в журнале Flugsport, № 2, стр. 25) я читал о Вас. Этот номер Вы можете попросить у Шершевского... Через несколько дней я еду в Питер в Академию наук... Вышлите мне, если хотите, по 10 экземпляров всех Ваших последних брошюр для раздачи петербургским учёным. Я получил приглашение в Нью-Йоркский университет. К весне уеду в Америку... Весь Ваш А. Чижевский».

...Однако поездка в США весной 1927 года не состоялась — Наркомат иностранных дел не отпустил Чижевского читать лекции как неблагонадежного и нестабильного москвича...

В конце апреля в Москве, на Тверской, в доме 68, открылась «Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов». Александр Чижевский был, конечно же, в числе первых посетителей. Тем более, что жил неподалёку, в начале Тверского бульвара... Выставка получилась захватывающе интересной. Большие, хорошо оформленные стенды с многочисленными моделями, чертежами, рисунками, фотографиями, оттисками печатных работ были посвящены трудам Циолковского, Цандера, Годдарда, Валье, Оберта, Гомана, Эсно-Пельтри, Гансвинда, Уэлша и других пионеров космонавтики. Организаторы, не представляя себе всех сложностей космического полёта, искренне верили в его реальность и заражали своей уверенностью других. Среди посетителей народ был самый разный: и энтузиасты, и скептики, и фанатичные ненавистники...

Оргкомитетом выставки велась специальная книжка, куда записывались все, кто хотел полететь на Луну!.. За два месяца работы выставку осмотрели более 10 тысяч человек. У громадной витрины постоянно стояла толпа: за стеклом расстилался лунный пейзаж, созданный фантазией молодого художника И. П. Архипова. Над мрачными скалами Луны висел большой диск Земли. Совсем как в повести Циолковского «На Луне». А вдали лунного кратера возвышалась серебристая ракета, — как в повести того же автора «Вне Земли».

...В сентябре 1927 года профессор из Москвы написал в Калугу своему другу-наставнику письмо с выражением искренних высоких чувств: «Высокочтимый и дорогой Константин Эдуардович!
Позвольте мне в день Вашего 70-летия принести Вам моё поздравление и самые искренние, сердечные пожелания ещё долгие, долгие годы жить и мыслить. Ваш А. Чижевский
»

* * *
14 октября 1927 года московский профессор и популяризатор науки А. Л. Чижевский писал в Калугу: «Дорогой Константин Эдуардович! Вскоре в журнале «Экран» появится моя статья «Путь СССР— США и дирижабль Циолковского». В редакции очень просили, чтобы Вы дали набросок Вашего сверхбыстрого поезда в различных видах (по рельсам, через овраги, горы и т. д.). Художники их — эти Ваши наброски — отчеканят, и появится новая статья. Очень прошу Вас поторопиться выслать эти наброски по моему адресу. Жму Вашу руку. Сердечно преданный А. Чижевский».

Циолковский откликнулся очень быстро — 16 октября 1927 года: «Дорогой Александр Леонидович!.. Благодарю за сообщения и посылаю Вам то, что может быть, Вам совсем не годится. Всё же о получении уведомите открыткой... Мне приходит в голову иллюстрировать космическое путешествие (по «Вне Земли»). Но я рисовать не умею и могу дать только схемы рисунков и указания. На рисунки не могу отдать сил, которых очень мало... Ваш Циолковский».

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»