Вперёд, к Марсу!

Вячеслав Бучарский

«Вперёд, к Марсу!»

Аннотация


 

04. Вид Земли из кают-компании

После обеда и небольшого отдыха все космисты  собрались в кают-компании. Ньютон  и остальные руководители полёта  заняли места с пристяжными ремнями  за столом президиума.  Командор объявил первое внеземное собрание открытым.

- Друзья, - сказал он. –  Сейчас мы откроем ставни  в нашем, так сказать,  Актовом зале  и увидим  чудное  зрелище… Члены экипажа  со слабым зрением  пусть  пока  не участвуют  в этом торжестве…

- Велико торжество! – пробурчал  Норденшельд,  висевший в первом  ряду вверх ногами.  Ньютон,  не обращая внимания  на возражения  не приглашённого в президиум  шведского геолога,   продолжал:

 - Наши запасы света,  а также энергии другого вида и рода, ресурсы воды и пищи - весьма ограничены.  И потому для начала ограничим хотя бы расход электроэнергии,  будем пользоваться сиянием Гелиоса!..

 Командор взглянул на меня, главного борт-инженера,  как бы ища поддержки.  Я ведь знал до последнего «джоуля»  все наши энергетические запасы  и потому  с взволнованной одобрительностью закивал.

…Открыли одну из двойных ставней и погасили лампы. В залу проник ослепительный свет солнечных лучей…   Открыли другие ставни.  Более смелые  подлетели к окнам. Послышались восклицания:

- Небо-то совершенно чёрное!..

- Никогда и сажа не бывает такой черноты!..

- Звёзды, звёздочки…  какое множество!

- А какие разноцветные!..

- Я вижу совершенно те же созвездия, - воскликнула Фиалка, белокурая головка которой в невесомости превратилась в огромный одуванчик. - Но как много звёзд!.. И почему они такие оптические,  даже мертвенные?..  В них совсем нет жизни:  они не мигают  -  это просто световые нули, точки…  Но как  ясно они видны!..

Висевшие  у других  окон космисты  видели свою родную для всех наций и народов планету  -  с расстояния  тысячи километров. Сначала орбитальные «туристы»  даже не понимали, что это такое открылось им за окнами небесного «трамвэя»…   Но потом сообразили, что это же родимая матушка-Земля!

  Это было очевидно по центральным частям,  где между пятнами облаков вырисовывались известные  всем  очертания озёр, островов и материков. Было что-то подобное гигантской искажённой карте полушария. В распространённых в начале ХХ века -  во времена  приокского Циолковского – картах земного полушария края были виднее и масштаб их вдвое крупнее центрального. Тут наоборот: края были сокращены  в радиальном направлении  и очень неясны.

- Какая странная наша Земля! - снова послышался медово-мелодичный голос Фиалки. – Она занимает почти половину неба, и кажется не выпуклой, а вогнутой,  как миска…  А человечки  там живут как будто внутри этой миски.

- Края Земли очень неровны и кое-где покрыты огромными зубцами выступающих горных вершин, - заговорил  близко висевший от Машеньки  Норденшельд…  Его опрокинутая  голова почти касалась плеча нашей «библиографини»,  а пёрышки «одуванчика»,  наверное,  ласково касались щеки геолога. –  Пятна растянуты вдоль окружности Земли, - продолжал геолог, -  и по мере удаления от краёв светлеют и становятся шире;  к центру они округлей и светлее… Прямо как ваша голова, мадам Фиалковская!

- И Земля и Солнце, и звёзды  кажутся  очень близки: просто рукой подать! - с милой улыбкой подхватила библиограф из Рязани. - Все они как  будто  расположены на внутренней поверхности  очень малой сферы… А  Солнце  кажется очень маленьким,  близким и синеватым. Как оно мало тут  и как жарко!.. Звёзды тоже большей частью синеватые,  но множество и цветных.  Прямо звёздный луг во всё полнебище!

Некоторых зрелище ошеломило,  утомило,  оттолкнуло от окон. Иные даже не взглянули в них, устрашённые восклицаниями. А некоторые  даже улетели  в свои каюты, закрыли  ставни  и зажгли слабый электрический свет.

Пытливые «небозрители»,  напротив,  не могли оторваться от зрелища Вселенной.  Больше всего их привлекало зрелище  Земли. Она имела сперва  полную фазу,  т.е. была  в полноземелии…   Но наш РК- 2017  быстро мчался  к востоку и фаза уменьшалась…  

Земля понемногу принимала  вид огромной вогнутой Луны в ущербе. Тёмная её часть была ещё видна благодаря слабому освещению Луной.  Граница тёмной и светлой частей  Земли  была покрыта огромными зубцами:  это были тени гор. Луна также была видна и составляла тоже часть небесной сферы,  но только крохотную, - и она, как и Солнце,  казалась близкой и очень малой, гораздо меньше,  чем обыкновенно.  На деле же угловые  размеры Луны,  Солнца и звёзд  нисколько почти не изменились.

- Господа, - сказал командор Ньютон, - наша ракета делает полный оборот кругом Земли  в 100 минут.  Солнечный  день продолжается  67 минут,  а ночь 33 минуты…  Через 40-50 минут мы вступим в тень Земли.  Солнце почти моментально скроется.  Мы едва-едва увидим слабо освещённую Луной Землю, но края последней  будут ярко светиться  цветами зари. Этот свет с успехом нам заменит  лунное освещение…  Заранее предупреждаю,  чтобы  с слабонервными  чего-нибудь  не случилось…

Я,  главный  бортинженер нашего космического «линкора»,  тоже не отрывался  от окна в свой каюте.  Между тем фаза Земли всё уменьшалась, а граница тени и света давала всё  более и более громадные тени гор и возвышенностей.  Казалось, звёзды быстро движутся  и падают на Землю,  как будто ложатся на зубчатые освещённые края Земли,  падают десятками,  сотнями и тысячами:  такую огромную часть неба занимает  Земля  и так  их тут видно много в пустоте.

С  другой стороны Земли,  где  чуть виднеется  тёмная её часть  с громадными зубцами теней от заходящего Солнца, звёзды как будто рождаются неизвестно  откуда:  на самом деле они выступают из заслоняющей их тёмной части Земли  и становятся видимыми.

Далее читаем у «деда Кости»:

«Это движение звёзд составляет в минуту около четырёх градусов. Значит,  диаметр  Солнца  и Луны ими проходится  в 8 – 9 секунд.  Таково, приблизительно,  видимое движение  всех небесных тел относительно Земли: т. е. Солнца, Луны, планет и звёзд.

Насколько велики видимые на нашей планете  моря и континенты,  явно из следующего: один экваториальный градус - стокилометровое расстояние - виден был из окна ракеты под углом шире Луны в 12  раз… Зрелище поразительное!..  Были отлично видны города, большие сёла, реки шириною в 100  метров и более…   Но иногда природа одевала всё одним цветом,  например снегом,  и тогда трудно или совсем нельзя было всё это заметить.

 Что было видно в телескоп, об этом и молвить  страшно…  Тут, т. е. в ракете,  атмосфера не портила изображений,  не скрывала  мелких звёзд… Всё было сплошь усеяно звёздами…  пустого места просто не было: всё черное небо было усыпано серебряным песком,  кроме так называемых угольных мешков.  Они черны и пусты были по-старому и тут».   

                            

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»