Вперёд, к Марсу!
Функц блок связи на берегу Оки
Функц блок связи на берегу Оки

Вячеслав Бучарский

«Вперёд, к Марсу!»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация


 

Вячеслав Бучарский: Яблоньки для Марса (записки бортинженера) (8 марта 2020)

Трудно предположить, чтобы Марс —  при средней температуре 35 градусов холода — содержал в своих каналах и морях жидкую воду, — по-французки, но с печалью в голосе, — убеждал мою сестрицу-рязаночку командор Ньютон. — Ведь температура его ниже средней температуры Земли почти на полста градусов.

…В который уже раз после новогоднего бала  Ньют  приглашал в свою каюту Фиалку, чтобы утешить её научными оправданиями необходимости  отворота от Марса и поворота стометрового линкора «КЭЦ-2017» к родной планете…  Я, бортинжнер,  и  Норденшельд, врач и планетолог, тоже участвовали в беседах.

Прогулка Фиалки под яблоньками Большой Кооперативной Оранжереи - БКО

 

  - И на Земле немалая доля ее поверхности вечно покрыта льдом, снегом с промерзшею землей…   Конечно, условия почвы и атмосферы у Марса другие…   Если бы допустить одинаковые, то на экваторе Марса нашли бы среднюю температуру на 49 градусов ниже,  чем на земном экваторе, т. е. не менее 25° холода…  Какая же там может быть вода?

- Выходит, мои яблоньки не прижились бы на Марс-планете! – уныло констатировала Фиалка. - Ну, а зеркала!..  Разве не могли бы они нас спасти от марсианского леденящего холода?

- Могли бы, разумеется, - заметил Ньютон. – Но это в том случае, если бы у Марса не было атмосферы.  Движение  её газовых слоёв  при низкой  температуре  производит такое охлаждение, с которым трудно бороться…  Да  и  какие газы  окружили бы  нас,  если бы мы всё-таки долетели  до Марса и стали бы  там устраивать оранжереи для цветения яблонек?!.  Скафандры и обильный запас кислорода спасли бы нас от ядовитых газов атмосферы,  но никто не может поручиться, что самая скафандра, а затем и наши тела -  не загорятся бенгальским огнем...   Я ничего не отрицаю…    Все возможно, - бодро подытожил командор Ньют, - но требуется специальная  подготовка, трудная и долгая работа, если  вы хотите торжествовать над беспощадной реальностью космического пространства…  Иначе  Марс раздавит и спалит  всех нас вместе  с яблоньками  мадам Фиалковской!..

+  +  +

Итак единогласно, всеми  членами экипажа линкора «КЭЦ-2017»  было принято решение направиться к родной планете…   Однако недружелюбный  Марс  своим притяжением  все более  и более портил правильную  кривую  обратного движения  вне Земли  нашего каравана в  наступившем по календарю  2020-м  году.

…Нам предстояло около четырех месяцев путешествия к  родной и любимой  нашей планете.  Как бортинженер, я  доказывал на планёрках у командора, что запаса оранжерейных плодов растений нам не хватит на такое продолжительное время спуска. Имея оранжерею Фиалковской   на буксире,  мы не сможем резко тормозить очень сложной системой двигателей «КЭЦ-2017»,  не повредив живой источник питания. Все же торможение было многажды сильнее, нежели при медленном спиральном удалении от Солнца.

 И вот мы совершили сложный манёвр перестыковки блоков нашего комплекса. Теперь внешняя оранжерея с яблоньками Фиалки и «Небесная карета» -  с узлом  лазерной связи  и  приёмными зеркалами - была не позади ракеты, а впереди.

…В начале торможения мы  были от орбиты Земли на расстоянии 65 миллионов километров  и двигались со скоростью на 5 километров меньше земной. Вследствие торможения она должна бы умаляться; но падение ракеты, приближение к Солнцу, спуск ее - напротив - эту скорость увеличивали. Всё происходило именно так, как описывал сто лет назад автор фантастической поэмы «Вне Земли».

При вступлении на орбиту Земли скорость нашего каравана должна была сравняться со скоростью Земли вокруг Солнца;  тогда, при приближении к ней, все более и более будет сказываться притяжение родной планеты…   Опять нужно было притормаживать линкор «КЭЦ» теперь уже - 2020…   Но такое могло быть чреватым и для «Небесной кареты», и для нашей внешней, густозелёной, плодородной,  со множеством лекарственных трав, с карликовыми яблоньками, которые Фиалка мечтала высадить на Марсе…  Яблоньки часто цвели, после чего набивались множеством некрупных, но душистых и сладостных яблок.

+  +  + 

Мысли путешественников были полны Землей.  Пожилые успели поседеть, юные - окрепнуть. Наблюдения делали только самые необходимые. Овладела апатия. Следили за оранжереей, за исправным действием ее,  линкора  и нашего  пункта лазер-связи,  расположенного  в кабине «Небесной кареты», или «Скайлэба»,  как называл командор Ньют.

Частые наши взоры устремлялись на красивую звезду вроде Венеры. Это была Земля…  Мы так много и радостно  думали о ней!..

По мере приближения Земля становилась все ярче и прекраснее. Вот уже она превратилась в красивую крохотную луночку. Серп ее увеличивается, делается больше Солнца, еще больше...

И  вот мы пересекли орбиту Луны. Земля громадна: в четыре раза больше ее спутника, в 16 раз светлее.

Теперь уже  и оптическая телеграфная связь с Землёй  с борта линкора  стала устойчивой…   Решено было дать в Тарусу,  в обсерваторию «ПТиЦА» фототелеграмму небольшим зеркалом.  Втроём, я, Норд и командор  Ньют – мы  подготовили  текст…   Из рубки связи в «Небесной карете»  Норденшельд  телеграфировал следующее: «Мы, исследователи мировых пространств, находимся недалеко от Земли, поблизости от расположения Кооперации БКО. Посетили и насколько возможно изучили пространство между орбитами Земли и Марса. В нем нашли более сотни крохотных планет с диаметром от 5000 метров и менее.

+  +  +

В поэме Циолковского текст телеграммы был такой:

«Замеченные нами астероиды представляют богатый и неистощимый материал для устройства колоний за орбитой Земли...  Мы убедились, судя по составу этих небесных тел, что  они составляют осколки  одной  или  нескольких больших планет. Пространство, открытое нами, получает в  два с половиной миллиарда раз более лучистой энергии, чем Земля.  Простор его в триллионы раз больше земного... Кое-где встретили газовые кольца. Везем образчики пород, металлов и газов. Никто не пострадал, недостатков не терпели. Жизнь в указанном безграничном просторе прекрасна: вечный день, вечное тепло, чудные, разнообразные плоды и прекрасные условия для самой разносторонней технической и научной деятельности.  Мы должны спуститься в Индийском океане, недалеко от берегов Ост-Индии. Предупреждаем пароходы... Иванов»

+  +  +

Оранжерею надо было или собрать или оставить кружиться по эллиптической орбите кругом Земли. Времени было мало,  и поэтому решили ею пожертвовать. Растения в малой оранжерее линкора «КЭЦ-2020» и разные нежные для них приспособления  решили подвергнуть  той же участи.

…Но тут в ход событий решительно вмешалась моя сводная сестрица Машенька Фиалковская. На планёрке у Ньютона она заявила:

- Категорически надобно передать в небесный кооператив БКО не только оранжерею, но и нашу «Небесную карету», то есть «Скайлэб», а не топить их, как советскую МКС «Мир» в 2000 году,  в Индийском океане!..

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»