Вперёд, к Марсу!

Вячеслав Бучарский

«Вперёд, к Марсу!»

Аннотация


 

05. Искусственная гравитация

Острее всех в нашем «эфирном»  экипаже переживали безделье мои монтажники.

- Не лучше ли возвратиться! - заявил рыже-кудрявый бригадир  Леон.

 - Чувствуется как-то неловко...  Чего-то недостает, -  поддержал серб – газосварщик Герман. -  Зуд какой-то в мускулах, хочется работать, что ли!..

Я, главный бортинженер проекта «КЭЦ-2017», разговаривал со славянами - монтажниками, конечно же,  по-русски.  И так понятны были мне чувства ребят из  корпорации «Росскосм».  В общем, я их поддержал и напомнил:

- Этому легко пособить, мужики!.. У нас же много разного рода станков с ножным приводом. Валяйте, вкалывайте, токаря и фрезеры, готовьте запчасти!..

- Легко сказать, - возразил белорус Леон, - но  вот я стану левой пяткой на педаль -  а в итоге  умчуся  под самый потолок.  Тяжести-то  нету!

- Да, - согласился я,-  но, господа, вы не заметили у агрегатов  некоторых приспособлений:  для любой ноги есть у станков зацепы, с помощью которых одну из ступней вы прицепляете к полу;  при этом,  то есть при значительной свободе движений, полезно укрепляется талия.

Но нашлись другого рода недовольные – иностранцы из теоретиков  космизма.  Они первые заскучали  по тяжести.

- Мне хочется, - говорил по-французски финн Норденшельд, - видеть, как льется вода, как падают камни…  Хочется посидеть и полежать  по-настоящему.

- И для этого, - сказал, тоже по-французски,  наш командор с псевдонимом Ньютон, - нет надобности  приземляться назад, в притяжение гравитацией…   Всё есть просто:  надо устроить на нашем эфирном лайнере тяжесть.  Для этого стоит сообщить  ракете  вращательное движение  -  вокруг  центра среднего поперечного диаметра.  Тогда  в каждом  из двадцати отсеков  корабля  от центробежной силы образуется искусственная  тяжесть;  в крайних  - наибольшая,  в  средней,  т. е.  в  нашем ХЗС - холл-зале  совещаний  - наименьшая.  Тела в отсеках  будут падать по продольной оси ракеты, вода будет литься;  короче, всё так,  как на Земле:  можно сидеть и  лежать,  ходить  и уставать,  носить ведра, полные воды  и т. п.

- Вот, например, - продолжил англичанина француз  с псевдонимом  Лаплас, - если наша ракета, имеющая сто метров длины,  будет проходить своими  концами по метру  в секунду, то произойдёт тяжесть порядка тысячной  доли  земной.  Как будто на малой  планетке или астероиде  с диаметром  в 24 километра…  Увеличение угловой скорости нарастит силу тяготения.  Тут надо вспомнить русского гения  из Калуги  Циолковского:  у «деда Кости»  эти проблемы были мастерски решены  сто лет назад.

- Ракете, - сказал Ньютон - можно сообщить вращение разными способами.  Стоит, например, просто вращать вот это колесо или только  сообщить ему вращательный толчок,  и ракета также начнет вертеться.  Но проще всего  это сделать  посредством двух реактивных двигателей, сориентировав  векторы тяги в противоположные стороны,  перпендикулярно к длинной оси ракеты...

…Все это было устроено,  и недовольные успокоились. Поработав на металлорежущих станках до пота  и полюбовавшись на проявления тяжести,  они  пожелали опять покоя;  тогда вращение ракеты-центрифуги  я приказал  своим газодинамикам приостановить тягой разгонных  движков.  На это было истрачено ничтожное  количество могущественного  ракетного топлива,  изобретённого нашим химиком, американцем под псевдонимом Франклин.

                            * * *

- Ну, господа,  довольно побаловались  и  покапризничали;  приступим же к делу, пока запасы наши еще далеки от истощения, - начал своё выступление на собрании экипажа в холл-зале  командор Ньютон.  - Вы видите  на одной стороне нашей  ракеты, вдоль нее, множество окон.  Если открыть все защитные ставни,  то получится лента из окон   длиною в восемьдесят и шириною в четыре метра...   Нет пока что надобности  в таком обильном световом потоке:  сделалось бы чересчур жарко  и утомительно светло для глаз.  Зато такая масса солнечного излучения может при помощи особых растений  дать нам немало кислорода и продуктов питания  в виде плодов,  содержащих крахмал,  сахар,  масла и прочие ароматические вещества.

Я, главный инженер проекта, поддержал командора Ньютона, заявив, что  наш запас пищевых материалов,  если и не останется целым, то,  по крайней мере,  будет расходоваться в несколько раз медленнее за счёт растений на борту.

Лаплас  рассказал собранию  об имеющихся в нашей ракете ресурсах космического растениеводства:

- Выделения легких, кожи, почек и  т. д.  можно поглощать  и собирать  в особые ёмкости.   Это будет прекрасной пищей  для растений.  Семена их нужно сажать в ящики с почвой,  удобренной таким  ресурсом. Когда семена пустят  ростки,  сосуды с ними выставим  на солнечный свет, открывая защитные ставни  всё более.

…Необыкновенная сила солнечного сияния, не ослабленного толстым слоем земной атмосферы,  непрерывное его действие,  отсутствие вредителей,  наиболее благоприятные условия влажности  и атмосферы  сделали чудеса: не прошло и месяца,  как маленькие растения украсились сочными, питательными и ароматическими плодами.  Цветение было роскошно, оплодотворение  -  искусственно, без пчёл…   Тяжести не было,  поэтому  веточки свободно распространялись,  а яблоки,  апельсины,  огурцы,  томаты их не гнули.

 Когда листва распространилась по окнам,  закрыв доступ света, стёкла заменили кварцевыми пластинами.  Развитие растений под влиянием обилия ультрафиолетовых лучей пошло вдвое скорее…   Но все же плодов не вполне хватало для питания,  да и запасенный кислород понемногу приходилось расходовать для дыхания.  Решено было устроить со временем большую оранжерею вне ракеты,  чтобы вполне удовлетвориться запасами питания.

© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»