Блог 2010–12 (2)
Семья
Семья "Деда Мороза 1942 года" В. Ф. Бирюкова, Калуга, 1946 год
Пешеход и космист Бучарский В. В. у обелиска памяти бойцов Автобата и Разведбата вблизи Турынинских Двориков
Пешеход и космист Бучарский В. В. у обелиска памяти бойцов Автобата и Разведбата вблизи Турынинских Двориков
Котельная филиала Турбинного завода в Турынино в 2004 году. Сейчас (2011) из пяти труб
Котельная филиала Турбинного завода в Турынино в 2004 году. Сейчас (2011) из пяти труб "свирели" остались три
Камень, заложенный в основание Аллеи Ветеранов
Камень, заложенный в основание Аллеи Ветеранов
Калужские
Калужские "богатыри" научно-технического прогресса

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (2)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 2. Блог 2010–12

 

Дед Мороз – пешеход 1942 года (24 декабря 2011)

Война застала сына паровозного машиниста Виктора Бирюкова, 29 лет, в должности начальника Малоярославецкого депо. Орденоносцу Виктору Бирюкову выпало по судьбе участвовать в самых крутых поворотах сражения за советскую столицу Москву.

27 декабря 1941 года командиру железнодорожного батальона Бирюкову был вручен приказ о командировании в Калугу. В поручении предписывалось: после освобождения города (предположительно 31 декабря, под Новый год) организовать движение поездов на участке Алексин-Калуга для переброски десантников.

Об оккупации осенью 1941 году берегов Оки и нынешних губерний — Калужской и Тульской — рассказывается в краеведческой повести «Турынинская свирель печали» пешехода и космиста Вячеслава Васильевича Бучарского.

* * *

Агитационная брошюра калужского писателя о первой малой Победе на берегах Оки в конце декабря 1941 года.

турынинская свирель печали, бучарский

Философы и историки из областной некоммерческой организации «РУСО – Российские ученые социалистической ориентации» выдвинули в начале 2005 года кандидатом в Городскую думу Калуги писателя В. В. Бучарского. Областная организация КПРФ поддержала это выдвижение по одномандатному избирательному округу, поскольку на гербе Коммунистической партии РФ с серпом и молотом соседствует изображение раскрытой книги.

Кандидат выставил условие: в качестве агитматериала он хотел бы распространять не листовки, а краеведческую брошюру «Турынинская свирель печали» — об  оккупации Оки, — которую экстренно сочинил, а его сын, молодой калужский дизайнер Ю. В. Бучарский, прекрасно оформил и изготовил на компьютере цифровой оригинал-макет. Но денег в горкоме КПРФ не нашлось, на расчётном счёте добровольной  организации «РУСО – Российские ученые социалистической ориентации» тоже не было "ни копья". Помогло пожертвование юридического лица — Калужского облпотребсоюза: удалось напечатать 500 "экземпов" тонюсенькой, но броского вида книжечки.

Автор ездил на маршрутках в Турынино, преодолевая снег и ветер, путешествовал по неровному пригородному гололеду, вручал «Турынинскую печаль» офицерским женам, катающим детские коляски, прохожим пенсионерам, дарил библиотекам, школам, детским садам и продавцам аптек.  Были  случаи, когда несколько славных  дедков-ветеранов  помогали ему расклеивать общепартийные листовки в павильонах на автобусных остановках. Они  размахивали агитброшюрами и вели задорные разговоры с прохожими бабульками.

Его соперники-кандидаты в избирательном округе №24 призывали граждан прийти на выборы с помощью портретно-биографических плакатов. Но, увы, и такую модель агитации электорат проигнорировал: явка в свирепо-гололёдное февральское воскресение 2005 года оказалась ниже допустимого уровня и выборы признали не состоявшимися. А в перевыборах Бучарский В. В. отказался участвовать.


Железнодорожные генералы,  отправляя  орденоносца Бирюкова в рискованный поход, приказали: «Добирайся любыми путями. Хоть на лошадях, как Дед Мороз, только чтобы к Новому 1942 году был в Калуге, на вокзале и в железнодорожном депо!»

 Регулярного движения поездов от Москвы до Тулы ещё не было, поэтому двое суток Бирюков, что называется, на "перекладных" следовал  в промежуточный пункт — в Тулу, в город мужества, отбивший фашистский натиск.

На тульской железнодорожной станции военный комендант напоил "деда Мороза" морковным чаем и с сожалением объяснил, что добраться до станции Алексин можно только пешком.

И вот при 42-градусном морозе Виктор Ефимович Бирюков по железнодорожным путям из Тулы дошёл до Алексина. В кирзовых сапогах с толстыми солдатскими портянками, в казённом полушубке, в крытой сукном шапке со звездой  и с опущенными, завязанными под подбородком ушами. Отросшая щетина забивалась стекольно-хрупким инеем, так что 29-летний железнодорожный комбат и в самом деле был похож на Деда Мороза. Только без посоха и мешка с подарками, но с автоматом ППШ за плечом.

Калёный ветер континентальной зимы нагонял стужу то вдоль, то поперек железнодорожного полотна. И шпалы, и рельсы забились наждачно-твердым снегом. Ни огней, ни шлагбаумов в пути.  Нагие и закопчённые печи в сгоревших будках путевых обходчиков, разгромленные полустанки. Но, как крыло подъемлет восходящий поток, Бирюкова нёс боевой восторг военного наступления.

Контратакующий поворот войны наконец-то открылся.  После разгрома под Тулой немецкой 2-й бронетанковой армии генерал-полковника Гудериана советские войска Западного фронта продолжали решительное наступление. В результате упорных боёв на рубежах рек Нара, Протва и Ока укреплённые позиции 4-й германской армии были прорваны во многих местах и оборонявшим их войскам нанесено решительное поражение.

29 декабря, когда Виктор Бирюков с новогодним спецзаданием вышел из Тулы по шпалам на Алексин — был один из решающих дней боёв за Калугу. В тот день соединения 50-й армии решительными действиями сломили сопротивление врага на подступах к Калуге. На окраинах города завязались ожесточенные бои.

Начиная  с января 2010 года  ветераны  промышленности и агропрома, творческая интеллигенция — дети победителей в Великой Отечственной, получают так называемую "валоризацию" — доплату за советскую часть общего трудового стажа. Приходится признать, что прибавка в конце концов вышла меньше обещанной, а уж внимания и заботы к вошедшим в ветеранское состояние "детям Победы" точно не стало больше.

Правящие политтехнологи и ЕР-функционеры изо всех СМИ-рупоров и телеящиков доказывают пожилому электорату, будто Советский Союз развалился, распался и испарился по причинам злоумышленности его основателей, злонамеренности бывших властей и злодеяния советских силовых структур, а советский стаж в трудовой книжке ветерана труда есть грех и вина великая, которую надо истово отмаливать в Православных и иных Храмах  Дозволенного властью Вероисповедания.

На беду или к счастью, но не все ещё "дети Победы" гагаринского возраста и младшие сверстники советских космонавтов прониклись мстительной подозрительностью к собственному "проклятому прошлому". Среди социальных пенсионеров, спешащих наискось к остановке через Аллею Ветеранов вблизи завода КЭМЗ  в Калуге, знаю я и таких худых-небритых и ершистых старичков с сумками-тележками, кто, опоздав к "социальному" троллейбусу, может оглянуться и обратиться лицом к памятнику "Трём богатырям научно-технической революции", которые с высокого постамента на крутом склоне Аллеи Ветеранов с большим интересом смотрят на противоположный, тульский берег Оки. Снимет такой "батя-комбат" с головы старенькую кроличью шапчонку. Поскребёт седой затылок да и спросит с горестной надеждой:

Ну что там, на тульской стороне: не видать ли Красную Армию вблизи села Некрасово?
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»