Блог 2010–12 (1)
Надпись на памятнике Николаю Копернику в Варшаве: «Остановившему Солнце и двинувшему Землю»
Надпись на памятнике Николаю Копернику в Варшаве: «Остановившему Солнце и двинувшему Землю»
Польша, город Торунь, дом, в котором 19 февраля 1473 года родился революционер Солнечной системы Николай Коперник
Польша, город Торунь, дом, в котором 19 февраля 1473 года родился революционер Солнечной системы Николай Коперник
Астронавт-2 НАСА Вирджил Гриссом
Астронавт-2 НАСА Вирджил Гриссом
Первый экипаж Первого лунного корабля «Аполлон-1». Слева направо: Эдвард Уайт, Вирджил Гриссом , Роджер Чаффи
Первый экипаж Первого лунного корабля «Аполлон-1». Слева направо: Эдвард Уайт, Вирджил Гриссом , Роджер Чаффи

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Коперниканская верность и ревность (4 августа 2011)

Здравомыслящим оптимистам человеческой породы Галилей, Бруно, Кеплер, Ломоносов на века явили примеры "коперниканской" верности, то есть непоколебимой убежденности в нецерковной вере. А именно в "революционной" вере в то, что Гео, по-гречески — Земля, со своей союзницей Луной и другие планеты, пущенные в небесный оборот (по латыни «револьве») античными гениями Аристотелем и Птолемеем, вертятся вокруг Гелиоса — Солнца, а не Геи — Земли. Иначе сказать, пророки Возрождения верили в Коперника, который дерзнул остановить Гелиоса и двинуть Гею.

 
За год до Октябрьской революции в России молодой космист и будущий лирический гений пролетариев и крестьян Владимир Маяковский в поэме «Облако в штанах» написал про высокую ревность любви, что это — «с простынь, бессонницей рваных, срываться, ревнуя к Копернику». Его считал лирический герой «Облака» своим соперником, а не мужа Марго Ивановны, сексапильной дачной соседки.
 
 
Академик русского космизма С. П. Королев и Первый космонавт Земли Ю. А. Гагарин доказали свою "коперниканскую" верность фотографированием "затылка" Луны и пилотируемой "кругосветкой" по космической орбите.
 
Первые астронавты США Алан Шепард и Вирджил Гриссом ярко проявили "коперниканскую" ревность к советскому военлету Гагарину, совершив следом за ним свои суборбитальные подскоки от Земли на космические высоты весной и в середине лета 1961 года.
 
Юрий Алексеевич прослышал про "прыжок" американского астронавта-2 Гриссома, находясь в бывшей Польской народной республике, в городе Катовице, по приглашению пролетариев из шахтерского края — Силезии.
 
В Варшаву, столицу бывшей тогда социалистической Польши, Юрий Алексеевич прилетел поутру 20 июля 1961 года. Днем членов советской делегации катали по магистралям возрожденной из пепла славянской евростолицы. Кортеж специально останавливался у памятника великого революционера Солнечной системы.
 
С нежным душевным зажимом деревенского мальчика взирал Первый космонавт Вселенной на статую Первого астрогероя.
 
О Николае Копернике клушинский дошкольник Юг (прозвище Юрия Алексеевича от старшей сестренки Зоюшки) услыхал впервые ночью на старой мельнице, где дядюшка Павел Иванович Гагарин, ветеринар гжатский, накануне войны с фашизмом прочитал мальчишкам настоящую, как в планетарии, вводную лекцию о коперниканстве.
 
Учеником районной школы в Гжатске Юг еще больше узнал про Коперника от учителя физики Льва Михайловича Беспалова, бывшего военного штурмана, ночами по звездам летавшего бомбить Гитлера в Берлине.
 
Вечером 21 июля 1961 года в самом прекрасном из сохранившихся в Варшаве Бельведерском дворце состоялся торжественный прием Польской Власти, на котором Юрию Алексеевичу вручили высшую военную награду свободной от "фашизменной" оккупации страны — «Крест Грюнвальда» 1-й степени.
 
В разгаре лета 1410 года состоялось историческое сражение при Грюнвальде, когда объединившиеся западные и восточные славяне крепко "вломили" тевтонским рыцарям — оккупантам фашизации.
 
Спустя более пол столетия векового времени 19 февраля 1473 года на улице Святой Анны в польском городке Торуни в купеческой семье поставщика меди для чеканки монет родился будущий специалист-экономист монетаризма, он же величайший астроном всех времен и народов Николай Коперник.
 
 
День 21 июля 1961 года клонился к вечеру; вымотанный множеством встреч, объятий, ответов на вопросы и автографическими росчерками, потный от жары и обалдевший от проявлений самой искренней любви поляков и красавиц польских кровей, 27-летний летчик-майор Гагарин вернулся в гостиницу в Катовицах. С порога номера-люкс он услышал "сенсацию" про американского "перехватчика" Вирджила Гриссома.
 
Польские журналисты, перебивая друг друга, точь-в-точь как гоголевские Бобчинский и Добчинский, рассказывали, что Гриссом в точности повторил космический "подскок" своего предшественника Алана Шепарда, однако приводняясь в Атлантическом океане, Вирджил едва не утонул. Капсула ушла на дно океана. Похожие на комедийных чиновников журналисты просили советского "пришельца из космоса" прокомментировать случившееся с астронавтом-2 Вирджилом Гриссомом.
 
— Хорошо, что этот смелый человек, — сказал Космонавт-1 Гагарин, — использовавший, видимо, все, что могла дать американская техника, остался жив. Трагический конец его полета был бы очень неприятен не только для тех, кто имеет непосредственное отношение к освоению космического пространства, но и для всех друзей американского народа.
 
Свой суборбитальный полет на корабле «Либерти Белл 7», то есть «Седьмой колокол Свободы» (ракетой-носителем была трехсупенчатая система «Редстоун» Вернера фон Брауна) Вирджилл Гриссом совершил утром 21 июля 1961 года. Во время полета, когда наступила 15-минутная невесомость, Гриссом наблюдал в кабине корабля летающие болты и инструменты, оставленные забывчивыми "технарями". В момент приводнения в Атлантическом океане люк капсулы "нештатно" открылся и кубышка под гордым названием «Колокол Свободы» пошла ко дну. Гриссом буквально чудом успел "эвакуироваться".
 
Среди летчиков первой "астросемерки НАСА" Вирджил был самым малым "великаном". Также как Гагарин и его дублер Титов "астронавт-2" едва дотягивал до метра семидесяти. И в той же мере, как и первые советские люди в космосе, американец Вирджилл был жизнерадостным оптимистом, добрым и находчивым парнем, хорошо играл в баскетбол и любил гонять на водных лыжах. Незабвенна печаль, что его судьба оказалась по-гагарински трагичной.
 
Он эффектно, однако опять-таки с риском потопления, участвовал в программе «Джемини» вместе с астронавтом Джоном Янгом. 23 марта 1965 года астронавты совершили на "космокораблике" с лирическим названием «Непотопляемая Молли Браун» почти что пятичасовой полет по орбите и трижды при этом облетели вокруг "шарика".
 
Из-за ошибок при расчете траектории спуска «Джемини-3» -«Молли» приводнился в Атлантике в сотне километров от расчетной точки. Пока спасательный вертолет разыскивал американский экипаж, обоих астронавтов укачало до приступов морской болезни.
 
27 января 1967 года на мысе Канаверал проводилась одна из очередных тренировок. Экипаж корабля «Аполлон-1» в полном составе: командир Вирджил Гриссом, пилоты Эдвард Уайт и Роджер Чаффи, находился в кабине лунного корабля. Как пишут американские историки, в результате короткого замыкания в одной из электрических цепей образовалась искра, которая вызвала пожар в кислородной атмосфере кабины «Аполлона». Из-за повышенного давления внутри кабины было невозможно открыть люк. По иронии судьбы вход в кабину «Аполлона» был сконструирован так, чтобы не случилось то, что случилось 21 июля 1961 года с астронавтом-2 Гриссомом и его капсулой «Колокол Свободы». Все трое кандидатов в полет к Луне погибли мгновенно.
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»