Блог 2010–12 (1)
Ангел Победы с голубем Мира – Юрий Алексеевич Гагарин
Ангел Победы с голубем Мира – Юрий Алексеевич Гагарин
Памятник «Алеша» в Пловдиве
Памятник «Алеша» в Пловдиве
Юрий Гагарин, «Дорога в космос»
Юрий Гагарин, «Дорога в космос»
Памятник славянским первоучителям Кириллу и Мефодию в Москве
Памятник славянским первоучителям Кириллу и Мефодию в Москве

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Алёша Калиныч и болгарин Гагарин (19 мая 2011)

22 мая 1961 года в аэропорту Софии Юрия Гагарина встречал лидер Правящей партии болгарских коммунистов Тодор Живков. Он провозгласил с импровизированной трибуны: «Горячо приветствуем в лице Гагарина великий и непобедимый, братский нам советский народ, который дал миру Ленина, Горького, Циолковского. Русские братья проложили для всех народов мира путь к миру и коммунизму».

 
На следующий день на митинге в Пловдиве, организованном в честь Первого космонавта, местные власти объявили Юрия Алексеевича почетным гражданином города.
 
После митинга болгарские юные ленинцы с красными пионерскими галстуками подарили Гагарину — пионеру Вселенной — облачно белого Голубя Мира, которого он красивым ритуальным жестом отпустил в пронзительно синее болгарское небо.
 
 
 
 
А потом Ангела Победы Гагарина привели на курчаво зеленую возвышенность к памятнику советскому воину-освободителю, которого болгарская общественность ласково именовала «Алешей Калининским», а простой народ называл запросто «Калинычем».
 
«Видимый отовсюду, — вспоминал Юрий Алексеевич, — как часовой, стоял «Алеша» на вершине, окидывая орлиным взором освещенную солнцем страну. Я глядел на него, как на живого, и мне казалось, что свежий ветер, летящий с Балканских гор, шевелит его молодые, слегка тронутые сединой пряди волос, выбивающиеся из-под фронтовой пилотки. И до чего же велика обобщающая сила искусства! Я вглядывался в улыбающееся лицо русского солдата и узнавал в нем волевые черты многих советских людей...»
 
 
 
Юрия Алексеевича восхитила легенда об Алеше-Калиныче. В этом народном сказании парень из древнерусского города Твери, вскинув левую руку вверх, а правой сжимая автомат Калашникова, смотрел на восток, потому что хотел вернуться из Болгарии на берег Волги, домой к родным, но была война.
 
К нему пришла красивая девушка с Дуная и спросила:
 
— Говорят, ты из Рязани.
— Нет, я калининский, — по довоенному ответил Алеша из Твери. — Нас, таких белокурых парней, почти вся дивизия была. Много погибло.
— У тебя есть семья?
— Я любил девушку.
— Вчера она приходила. У тебя есть дочь, она очень похожа на тебя.
— Обозналась женщина. Ее муж был во втором взводе, и погиб в марте сорок третьего, тоже на Калининском фронте.
— Жаль, людям нужно счастье.
 
Следом за ней к Алеше Калининскому пришел белокурый мальчик со светлосерыми, навыкате, глазищами Ангела Небесного.
 
— Ты мой папа? — спросил он у памятника.
— Нет, малыш. До детей я не дожил.
— А я хочу, чтобы ты был моим папой.
— Хорошо, я буду жить ради тебя.
 
Алеша-Калиныч слышал разговоры влюбленных, но никому не говорил о них. Влюбленные доверяли ему, и он хранил их тайны.
 
— Я стала б твоей женой, — говорила красавица с берега Дуная.
— Спасибо. Но я любил другую. Моя Аленка жила в соседней деревне. Очень мне нравилась моя конопатенькая: вся в веснушках, а глаза как листики ивы.
— Какая счастливая!
— Какое уж тут счастье, когда меня нет.
— Да, счастье! — настаивала Краса Дуная. — Ты принес свободу моему народу, и я буду любить тебя вечно. Ты генерал?
— Нет, я сержант. Я командовал отделением автоматчиков.
— И все вы такие красивые были?
— Русские парни не хуже болгарских.
— Можно, я расскажу о тебе подругам? Пусть знают, что после смерти жизнь не кончается.
 
Много лет люди приходят на это место, к Алеше из бывшего советского города Калинина. Болгарский Пловдив утопает в ночи, зажигаются огни, их много, целое море, а люди все идут к «Калинычу», кто с чем...
 
 
Страстное впечатление у Первого космонавта осталось от праздника — Дня просвещения, культуры и славянской письменности — "кириллицы", который в то лето в 104-й раз отмечался болгарским народом. Три часа продолжалась могучая и красочная демонстрация на площадях и проспектах Софии. Она была пронизана искренним восхищением граждан народной Болгарии историческим подвигом советских людей, штурмующих космос. Во многих колоннах можно было видеть портреты К. Э. Циолковского, макеты, изображающие советский космический корабль «Восток». То и дело взлетали в небо над Софией макеты-ракеты, сделанные руками школяров и студиозусов, а над головами празднично-взбудораженных демонстрантов колыхались транспаранты из красного кумача: «О небо! Советский Гагарин тебя покорил!»
 
 
Славянская письменность была создана в IX веке, около 862 года. Истоки находятся в подвиге святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, которые принесли на славянскую землю письменность.
 
Национальная письменность — способность народа общаться письменной речью на папирусе, пергаменте, бумаге или ином носителе. Такое общение — базис литературы. Величайшее изобретение человечества не колесо, не винт и даже не паровая машина. Книга — вот начало культурной и религиозной цивилизованности
 
Братья Кирилл и Мефодий выросли в знатной семье, жившей в греческом городе Солуни. Мефодий был старшим из семи братьев, Кирилл — самым младшим. Будущие славянские просветители получили прекрасное воспитание и образование.
 
О начале славянской письменности Гагарин знал из главной русской летописи — «Повести временных лет». Там он прочел про то, как однажды славянские князья Ростислав и Святополк отправили к византийскому царю Михаилу послов с прошением направить в их земли учителей, которые могли бы рассказать о книжных словах и о смысле их. Царь Михаил поручил исполнить такую миссию двум ученым братьям Кириллу и Мефодию.
 
С принятием христианства на Русь пришла и славянская азбука — знаки и символы письменности. И в Киеве, и в Новгороде, и других городах стали создавать школы для обучения славянской грамотности. Явились в Русской земле учителя из Болгарии — продолжатели дела Кирилла и Мефодия.
 
 
...Тем же самолетом Ту-104 Юрий Гагарин 27 мая 1961 года, потрясенный радушием болгарских друзей, покинул цветущую и поющую страну Причерноморья. И с высокогорного уровня полета реактивного лайнера чудесно смотрелись живописные ландшафты страны сплошных плодовых садов — народной Болгарии. А далее под крылом возникли нефтяные вышки социалистической Румынии. После пересечения границы СССР по реке Прут закурчавились на пышно зеленом чехле перволетья виноградники советской Молдавии, потом кукурузные поля братской Украины. В тот же день "визит-команда" Первого космонавта приземлилась в аэропорту Адлера.
22 мая 1961 года в аэропорту Софии Юрия Гагарина встречал лидер Правящей партии болгарских коммунистов Тодор Живков. Он провозгласил с импровизированной трибуны: «Горячо приветствуем в лице Гагарина великий и непобедимый, братский нам советский народ, который дал миру Ленина, Горького, Циолковского. Русские братья проложили для всех народов мира путь к миру и коммунизму».
 
На следующий день на митинге в Пловдиве, организованном в честь Первого космонавта, местные власти объявили Юрия Алексеевича почетным гражданином города.
 
После митинга болгарские юные ленинцы с красными пионерскими галстуками подарили Гагарину — пионеру Вселенной — облачно белого Голубя Мира, которого он красивым ритуальным жестом отпустил в пронзительно синее болгарское небо.
 
 
А потом Ангела Победы Гагарина привели на курчаво зеленую возвышенность к памятнику советскому воину-освободителю, которого болгарская общественность ласково именовала «Алешей Калининским», а простой народ называл запросто «Калинычем».
 
«Видимый отовсюду, — вспоминал Юрий Алексеевич, — как часовой, стоял «Алеша» на вершине, окидывая орлиным взором освещенную солнцем страну. Я глядел на него, как на живого, и мне казалось, что свежий ветер, летящий с Балканских гор, шевелит его молодые, слегка тронутые сединой пряди волос, выбивающиеся из-под фронтовой пилотки. И до чего же велика обобщающая сила искусства! Я вглядывался в улыбающееся лицо русского солдата и узнавал в нем волевые черты многих советских людей...»
 
 
Юрия Алексеевича восхитила легенда об Алеше-Калиныче. В этом народном сказании парень из древнерусского города Твери, вскинув левую руку вверх, а правой сжимая автомат Калашникова, смотрел на восток, потому что хотел вернуться из Болгарии на берег Волги, домой к родным, но была война.
 
К нему пришла красивая девушка с Дуная и спросила:
 
— Говорят, ты из Рязани.
— Нет, я калининский, — по довоенному ответил Алеша из Твери. — Нас, таких белокурых парней, почти вся дивизия была. Много погибло.
— У тебя есть семья?
— Я любил девушку.
— Вчера она приходила. У тебя есть дочь, она очень похожа на тебя.
— Обозналась женщина. Ее муж был во втором взводе, и погиб в марте сорок третьего, тоже на Калининском фронте.
— Жаль, людям нужно счастье.
 
Следом за ней к Алеше Калининскому пришел белокурый мальчик со светлосерыми, навыкате, глазищами Ангела Небесного.
 
— Ты мой папа? — спросил он у памятника.
— Нет, малыш. До детей я не дожил.
— А я хочу, чтобы ты был моим папой.
— Хорошо, я буду жить ради тебя.
 
Алеша-Калиныч слышал разговоры влюбленных, но никому не говорил о них. Влюбленные доверяли ему, и он хранил их тайны.
 
— Я стала б твоей женой, — говорила красавица с берега Дуная.
— Спасибо. Но я любил другую. Моя Аленка жила в соседней деревне. Очень мне нравилась моя конопатенькая: вся в веснушках, а глаза как листики ивы.
— Какая счастливая!
— Какое уж тут счастье, когда меня нет.
— Да, счастье! — настаивала Краса Дуная. — Ты принес свободу моему народу, и я буду любить тебя вечно. Ты генерал?
— Нет, я сержант. Я командовал отделением автоматчиков.
— И все вы такие красивые были?
— Русские парни не хуже болгарских.
— Можно, я расскажу о тебе подругам? Пусть знают, что после смерти жизнь не кончается.
 
Много лет люди приходят на это место, к Алеше из бывшего советского города Калинина. Болгарский Пловдив утопает в ночи, зажигаются огни, их много, целое море, а люди все идут к «Калинычу», кто с чем...
 
 
Страстное впечатление у Первого космонавта осталось от праздника — Дня просвещения, культуры и славянской письменности — "кириллицы", который в то лето в 104-й раз отмечался болгарским народом. Три часа продолжалась могучая и красочная демонстрация на площадях и проспектах Софии. Она была пронизана искренним восхищением граждан народной Болгарии историческим подвигом советских людей, штурмующих космос. Во многих колоннах можно было видеть портреты К. Э. Циолковского, макеты, изображающие советский космический корабль «Восток». То и дело взлетали в небо над Софией макеты-ракеты, сделанные руками школяров и студиозусов, а над головами празднично-взбудораженных демонстрантов колыхались транспаранты из красного кумача: «О небо! Советский Гагарин тебя покорил!»
 
 
Славянская письменность была создана в IX веке, около 862 года. Истоки находятся в подвиге святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, которые принесли на славянскую землю письменность.
 
Национальная письменность — способность народа общаться письменной речью на папирусе, пергаменте, бумаге или ином носителе. Такое общение — базис литературы. Величайшее изобретение человечества не колесо, не винт и даже не паровая машина. Книга — вот начало культурной и религиозной цивилизованности
 
Братья Кирилл и Мефодий выросли в знатной семье, жившей в греческом городе Солуни. Мефодий был старшим из семи братьев, Кирилл — самым младшим. Будущие славянские просветители получили прекрасное воспитание и образование.
 
О начале славянской письменности Гагарин знал из главной русской летописи — «Повести временных лет». Там он прочел про то, как однажды славянские князья Ростислав и Святополк отправили к византийскому царю Михаилу послов с прошением направить в их земли учителей, которые могли бы рассказать о книжных словах и о смысле их. Царь Михаил поручил исполнить такую миссию двум ученым братьям Кириллу и Мефодию.
 
С принятием христианства на Русь пришла и славянская азбука — знаки и символы письменности. И в Киеве, и в Новгороде, и других городах стали создавать школы для обучения славянской грамотности. Явились в Русской земле учителя из Болгарии — продолжатели дела Кирилла и Мефодия.
 
 
...Тем же самолетом Ту-104 Юрий Гагарин 27 мая 1961 года, потрясенный радушием болгарских друзей, покинул цветущую и поющую страну Причерноморья. И с высокогорного уровня полета реактивного лайнера чудесно смотрелись живописные ландшафты страны сплошных плодовых садов — народной Болгарии. А далее под крылом возникли нефтяные вышки социалистической Румынии. После пересечения границы СССР по реке Прут закурчавились на пышно зеленом чехле перволетья виноградники советской Молдавии, потом кукурузные поля братской Украины. В тот же день "визит-команда" Первого космонавта приземлилась в аэропорту Адлера.
 
 
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»