Блог 2010–12 (1)
Фейерверками ярких цветов встречала Прага Первого космонавта Земли
Фейерверками ярких цветов встречала Прага Первого космонавта Земли
Юрий Гагарин и выдающийся советский писатель Константин Федин
Юрий Гагарин и выдающийся советский писатель Константин Федин
Президент США Кеннеди приветствует Первого астронавта Америки
Президент США Кеннеди приветствует Первого астронавта Америки
Алан Шепард в капсуле «Свобода-7», 5 мая 1961
Алан Шепард в капсуле «Свобода-7», 5 мая 1961

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Майский космос 1961 года (3 мая 2011)

Радостно отшумели в Москве первомайские дни, проходившие под знаком только что одержанной победы в освоении космоса. И вот 5 мая 1961 года в США с базы на мысе Канаверал, что в штате Флорида, запустили по баллистической траектории ракету «Редстоун» конструкции Вернера фон Брауна с летчиком-пререхватчиком Аланом Шепардом на борту. Ракета взлетела на высоту 115 миль – это примерно 185 километров, после чего от нее отделилась капсула с пилотом.

…Вручение Первому космонавту Земли Юрию Гагарину Золотой звезды Героя Социалистического труда Чехословакии происходило 29 апреля 1961 года в Пражском граде, в знаменитом испанском зале…

 
Известный чешский астрофизик Станислав Фишер более полувека прослужил в Астрономическом институте при Академии наук в Праге. Во время запуска Первого спутнитка Земли он еще был студентом физфака Московского университета на Ленинских горах, а весной 1961 года начал работать "звездочетом" на вершине Ломницкого пика в Высоких Татрах, в лаборатории космических лучей. «В день прилета Юрия Гагарина в Прагу я вернулся в город после двухнедельной вахты в Ломницких горах, — рассказывал Станислав Фишер. — И пока я собственными глазами не увидел Первого космонавта Земли в заваленной гирляндами и букетами цветов открытой машине, я все еще не верил, что такое короткое время понадобилось после запуска Первого спутника до полета Первого человека в космос».
 
 
 
 
После торжественной церемонии вручения наград бывшей Чехословацкой социалистической республики и приема в бывшем советском посольстве в Праге, Юрий Алексеевич покинул гостеприимную Злату Прагу. Трудно ему приходилось в те последние дни апреля 1961-го, но Гагарин не жаловался. Только очень переживал от чрезмерного восхваления его подвига. Слава, почет, обрушившиеся на Первого космонавта, были столь велики, что, вернувшись из первой своей зарубежной поездки в Москву, он сказал журналистам: «Дороги земные куда тяжелее космических».
 
Во время первомайского парада и демонстрации трудящихся столицы Советского Союза Юрий Алексеевич находился на трибуне Ленинского мавзолея.
 
4 мая в Центральном театре Советской Армии состоялась встреча представителей частей Московского гарнизона с Первым космонавтом Юрием Гагариным.
 
«С самых ранних лет советскому человеку прививаются высокие идеалы, благородные стремления, — говорил молодым воинам Космонавт-1. — Вот это и дает нам могучую силу духа… Но вот наступает день, и эта высшая энергия вырывается наружу. Наверное, так случилось и со мной. Наверное, то же самое испытывали герои Великой Отечественной войны, наверное, то же самое чувствовали сотни тысяч комсомольцев-добровольцев, отправлявшихся на освоение целины, на строительство новых заводов, фабрик и городов в пятидесятые годы. Быть полезным Родине, народу — это большое счастье. Мы знаем, что человек в Советском Союзе — самая большая ценность. Это придавало мне большую уверенность в полете. Я знал, что
Родина слышит,
Родина знает,
Где в облаках ее сын пролетает…»
 
Во второй половине дня он был гостем московских писателей в Центральном доме литераторов. Его радушно принимал Константин Александрович Федин, почетный гражданин города Саратова.
 
— Вам, дорогой Юрий Алексеевич, надо писать прозу и публицистику, — советовал знаменитый романист бывшему саратовскому индустрику Югу. — Мы, чтобы увлечь читателя, все выдумываем, держим их интригой новизны. А вам ничего выдумывать не надо. Вы знаете то, чего не знает никто. Вы владеете бесценным материалом.
 
 
 
 
5 мая 1961 года, когда в СССР отмечали большой праздник — День Печати, в США капсула «Свобода-7» с Шепардом на борту поднялась на высоту 187 километров, вышла в космическое пространство, после чего приводнилась в Атлантическом океане. Главная научная цель этого полета состояла в том, чтобы оценить работоспособность человека в космическом полете. Астронавт-1 успешно справился с этой миссией, произведя ряд фотосъемок Земли с высоты «подскока».
 
Несмотря на то, что капсула «Свобода-7» не выходила на околоземную орбиту, а лишь совершила суборбитальный подскок, всемирные историки Земли согласились признать Алана Шепарда первым астронавтом США и вторым на планете. Весь его полет занял по времени 15 минут, 5 из которых астронавт находился в состоянии невесомости.
 
В день этого полета на пресс-конференции президент Дж. Ф. Кеннеди, комментируя запуск американской ракеты с человеком на борту, заявил, что все люди испытывают огромное удовлетворение этим достижением. Он сказал: «Нам предстоит пройти большой путь в области космоса, мы отстали, но мы работаем напряженно и мы намерены увеличить наши усилия».
 
В день Радио 7 мая Гагарин с бурным интересом вчитывался в переводы статей в зарубежной прессе о запуске ракеты «Редстоун» с капсулой «Меркурий» и астронавтом Шепардом.
 
Американского пилота начали готовить к полету в полночь на 5 мая. Старт намечался на 8 часов по нью-йоркскому времени. Но ракета поднялась с пусковой платформы лишь в половине одиннадцатого утра. Гагарин очень живо представлял себе состояние американца в тесной "бочке". Когда ракета взлетает, тогда уже не остается времени на размышления. Приходится работать и все усилия мозга сосредотачивать на том, чтобы полет провести как можно лучше. Большую часть полета Шепарду самому приходилось контролировать "крен и рысканье" летательного аппарата. На третьей минуте после запуска «Редстоуна» капсула отделилась от ракеты-носителя. Через четыре минуты после запуска американец испытал состояние невесомости, продолжавшееся около пяти минут.
 
Вскоре Гагарину и его товарищам по отряду космонавтов довелось увидеть документальный фильм американской кинохроники об этом полете. Вот кадры, автоматически снятые в самой капсуле. Крупно – лицо Алана Шепарда под гермошлемом. Его заполошно бегающий взор расширенных зрачков. По фигуре и лицу пилота все время скользят солнечные блики – капсулу сильно вращает. Вот он уже на океанской волне вблизи авианосца с вертолетами на борту… Алана Шепарда подбирает вертолет… Он на палубе авианосца, он в празднично украшенной машине, он выступает с речью.Радостно отшумели в Москве первомайские дни, проходившие под знаком только что одержанной победы в освоении космоса. И вот 5 мая 1961 года в США с базы на мысе Канаверал, что в штате Флорида, запустили по баллистической траектории ракету «Редстоун» конструкции Вернера фон Брауна с летчиком-пререхватчиком Аланом Шепардом на борту. Ракета взлетела на высоту 115 миль – это примерно 185 километров, после чего от нее отделилась капсула с пилотом.
…Вручение Первому космонавту Земли Юрию Гагарину Золотой звезды Героя Социалистического труда Чехословакии происходило 29 апреля 1961 года в Пражском граде, в знаменитом испанском зале…
 
Известный чешский астрофизик Станислав Фишер более полувека прослужил в Астрономическом институте при Академии наук в Праге. Во время запуска Первого спутнитка Земли он еще был студентом физфака Московского университета на Ленинских горах, а весной 1961 года начал работать "звездочетом" на вершине Ломницкого пика в Высоких Татрах, в лаборатории космических лучей. «В день прилета Юрия Гагарина в Прагу я вернулся в город после двухнедельной вахты в Ломницких горах, — рассказывал Станислав Фишер. — И пока я собственными глазами не увидел Первого космонавта Земли в заваленной гирляндами и букетами цветов открытой машине, я все еще не верил, что такое короткое время понадобилось после запуска Первого спутника до полета Первого человека в космос».
 
 
После торжественной церемонии вручения наград бывшей Чехословацкой социалистической республики и приема в бывшем советском посольстве в Праге, Юрий Алексеевич покинул гостеприимную Злату Прагу. Трудно ему приходилось в те последние дни апреля 1961-го, но Гагарин не жаловался. Только очень переживал от чрезмерного восхваления его подвига. Слава, почет, обрушившиеся на Первого космонавта, были столь велики, что, вернувшись из первой своей зарубежной поездки в Москву, он сказал журналистам: «Дороги земные куда тяжелее космических».
 
Во время первомайского парада и демонстрации трудящихся столицы Советского Союза Юрий Алексеевич находился на трибуне Ленинского мавзолея.
 
4 мая в Центральном театре Советской Армии состоялась встреча представителей частей Московского гарнизона с Первым космонавтом Юрием Гагариным.
 
«С самых ранних лет советскому человеку прививаются высокие идеалы, благородные стремления, — говорил молодым воинам Космонавт-1. — Вот это и дает нам могучую силу духа… Но вот наступает день, и эта высшая энергия вырывается наружу. Наверное, так случилось и со мной. Наверное, то же самое испытывали герои Великой Отечественной войны, наверное, то же самое чувствовали сотни тысяч комсомольцев-добровольцев, отправлявшихся на освоение целины, на строительство новых заводов, фабрик и городов в пятидесятые годы. Быть полезным Родине, народу — это большое счастье. Мы знаем, что человек в Советском Союзе — самая большая ценность. Это придавало мне большую уверенность в полете. Я знал, что
Родина слышит,
Родина знает,
Где в облаках ее сын пролетает…»
 
Во второй половине дня он был гостем московских писателей в Центральном доме литераторов. Его радушно принимал Константин Александрович Федин, почетный гражданин города Саратова.
 
— Вам, дорогой Юрий Алексеевич, надо писать прозу и публицистику, — советовал знаменитый романист бывшему саратовскому индустрику Югу. — Мы, чтобы увлечь читателя, все выдумываем, держим их интригой новизны. А вам ничего выдумывать не надо. Вы знаете то, чего не знает никто. Вы владеете бесценным материалом.
 
 
5 мая 1961 года, когда в СССР отмечали большой праздник — День Печати, в США капсула «Свобода-7» с Шепардом на борту поднялась на высоту 187 километров, вышла в космическое пространство, после чего приводнилась в Атлантическом океане. Главная научная цель этого полета состояла в том, чтобы оценить работоспособность человека в космическом полете. Астронавт-1 успешно справился с этой миссией, произведя ряд фотосъемок Земли с высоты «подскока».
 
Несмотря на то, что капсула «Свобода-7» не выходила на околоземную орбиту, а лишь совершила суборбитальный подскок, всемирные историки Земли согласились признать Алана Шепарда первым астронавтом США и вторым на планете. Весь его полет занял по времени 15 минут, 5 из которых астронавт находился в состоянии невесомости.
 
В день этого полета на пресс-конференции президент Дж. Ф. Кеннеди, комментируя запуск американской ракеты с человеком на борту, заявил, что все люди испытывают огромное удовлетворение этим достижением. Он сказал: «Нам предстоит пройти большой путь в области космоса, мы отстали, но мы работаем напряженно и мы намерены увеличить наши усилия».
 
В день Радио 7 мая Гагарин с бурным интересом вчитывался в переводы статей в зарубежной прессе о запуске ракеты «Редстоун» с капсулой «Меркурий» и астронавтом Шепардом.
 
Американского пилота начали готовить к полету в полночь на 5 мая. Старт намечался на 8 часов по нью-йоркскому времени. Но ракета поднялась с пусковой платформы лишь в половине одиннадцатого утра. Гагарин очень живо представлял себе состояние американца в тесной "бочке". Когда ракета взлетает, тогда уже не остается времени на размышления. Приходится работать и все усилия мозга сосредотачивать на том, чтобы полет провести как можно лучше. Большую часть полета Шепарду самому приходилось контролировать "крен и рысканье" летательного аппарата. На третьей минуте после запуска «Редстоуна» капсула отделилась от ракеты-носителя. Через четыре минуты после запуска американец испытал состояние невесомости, продолжавшееся около пяти минут.
 
Вскоре Гагарину и его товарищам по отряду космонавтов довелось увидеть документальный фильм американской кинохроники об этом полете. Вот кадры, автоматически снятые в самой капсуле. Крупно – лицо Алана Шепарда под гермошлемом. Его заполошно бегающий взор расширенных зрачков. По фигуре и лицу пилота все время скользят солнечные блики – капсулу сильно вращает. Вот он уже на океанской волне вблизи авианосца с вертолетами на борту… Алана Шепарда подбирает вертолет… Он на палубе авианосца, он в празднично украшенной машине, он выступает с речью.
 
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»