Блог 2010–12 (1)
Первый космонавт Гагарин и его жена Валентина Ивановна в санатории в Сочи, начало июня 1961 года
Первый космонавт Гагарин и его жена Валентина Ивановна в санатории в Сочи, начало июня 1961 года
Младородители Юг, Валента и первая их дочка Леночка на берегу Клязьмы в Подмосковье летом 1960 года
Младородители Юг, Валента и первая их дочка Леночка на берегу Клязьмы в Подмосковье летом 1960 года
Курсанты Оренбургского летного училища Ю. Гагарин и Ю. Дергунов знакомятся с девушками
Курсанты Оренбургского летного училища Ю. Гагарин и Ю. Дергунов знакомятся с девушками

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Любовь, мечта и программа судьбы (15 июня 2011)

6 июня 1961 года Первый космонавт снова побывал в родном ЧВАУЛе — Чкаловском военном авиационном училище летчиков в Оренбурге. Съездил на аэродром, с которого начинал летать на реактивном самолете, в клубе училища выступил с рассказом о кругосветном полете в заатмосферном небе.

 
На вопрос бывших своих преподавателей: «Каковы ваши планы?» Юрий Гагарин ответил: «Мои планы на будущее такие: я хочу посвятить свою жизнь, свою работу, свои мысли и чувства новой науке, занимающейся освоением космического пространства. Мне хочется побывать на Венере, увидеть, что находится под ее облаками, увидеть Марс и самому убедиться в том, есть ли на нем каналы...»
 
Выступая перед курсантами училища, он сказал: «Товарищи мои готовятся летать больше и дальше. Я не буду от них отставать, попытаюсь полететь снова, на Луну, на другие планеты, насколько позволит здоровье и мои деловые качества».
 
— Задача теоретической подготовки космонавта в том, — разъяснял Первый психолог космизма, — чтобы орбитальный пилот не был пустым пассажиром, чтобы он мог понять, что происходит на корабле и вокруг, передать об этом на Землю, обмозговать какие-то факторы и быстро принимать правильные решения. В космической школе мы изучали и высшую математику и астрофизику и даже геофизику. Много внимания уделялось психологической подготовке.
 
 
«Все в Оренбурге напоминало о днях моей юности, — вспоминал Юрий Алексеевич в своей знаменитой книге «Дорога в космос». — И прохладные воды Урала и изумрудная листва заречной рощи, и поросшие дикими цветами степные дали. В хорошем городе довелось мне учиться!»
 
Осенью 1957 года, в первые дни Космической Эры, он завершал обучение в военном училище реактивных пилотов.
 
Вот что написали о нем педагоги и инструкторы в «Представлении к присвоению звания лейтенанта курсанту Гагарину Юрию Алексеевичу».
 
«За время обучения в училище показал себя дисциплинированным, политически грамотным курсантом. Уставы Советской Армии знает и практически их выполняет. Строевая и физическая подготовка хорошая. Теоретическая — отличная.
 
Летную программу усваивает успешно, а приобретенные знания закрепляет прочно. Летать любит, летает смело и уверенно. Государственные экзамены по технике пилотирования и боевому применению сдал с оценкой "отлично". Материальную часть самолета эксплуатирует грамотно.
 
Делу Коммунистической партии Советского Союза и социалистической Родине предан»...
 
Училище в Оренбурге Юрий Гагарин окончил по первому разряду.
 
Старший сержант Юг в те дни находился на "седьмом небе": шестой ребенок в семье известного оренбургского повара Горячева, младшая из трех его дочерей Валентина Ивановна приняла предложение "лысенького курсанта" и согласилась стать женой лейтенанта Гагарина.
 
Договорились с родными свадьбу гулять дважды — сначала в Оренбурге в торжественные дни 40-летия Великой Октябрьской социалистической революции, а потом в Гжатске во время "выпускного" отпуска.
 
 
...В многооконно-двухэтажном домике на улице Чичерина, где однокомнатно теснились Горячевы, дым стоял коромыслом — Варвара Семеновна и старшие Валины сестры хлопотали, готовясь к приему гостей, а Иван Степанович собирался блеснуть своим кулинарным искусством. Фирменными блюдами Горячева были беляши и пельмени. Все были рады, что двухлетняя любовь дружных и очень симпатичных Юга и Валенты закрепляется браком.
 
По существу свел их на танцах в актовом зале училища друг- первокурсник Юрий Дергунов. Это он "подначил" тезку Юга пригласить на вальс невысокую, весьма грациозную и робкую девушку с глазками-вишенками и необыкновенным обилием каштановых волос в величественной "башне" на голове.
 
 
За несколько дней до свадьбы Юрия и Валенты другу-однокашнику Дергунову, согласившемуся на роль свидетеля в ЗАГСе, попался в училищной библиотеке журнал «Знание — сила» № 10 за 1954 год. Примчался он в казарму возбужденный, прихлопнул ладонью по старым страницам. С серьезным видом сказал "без пяти минут" лейтенантам:
 
— Вы знаете, кто из нас полетит вслед за Первым спутником?.. Гагарин! Вот оно, предсказание, на 22-й странице... Только там Юг выведен под псевдонимом. Что бы, значится, раньше времени не зазнался... Слухайтэ, читаю: «Главный конструктор и бортовой инженер корабля Юрий Тамарин... Родился в Смоленске в 1934 году... Родители его — партизаны — были замучены фашистами... Мальчик воспитывался в детском доме, учился в школе ФЗО при авиационном заводе. Работая токарем, заочно окончил институт...»
 
— Юг, ну разве это не про тебя? — настаивал Дергунов с горящими от удивления яркокарими глазами. — С учетом , конечно, шифровки-маскировки... Старт намечен на 25 ноября 1974 года в десять часов ноль-ноль минут... — Дергунов лучился самой искренней радостью и продолжал: — А вот что пишет в этом журнале лирически-фантастический Юг Тамарин: «В ноябре — долгожданный день нашего старта. Это будет итог многих лет напряженного труда и творческих дерзаний, вершина, восхождение на которую было начато свыше семидесяти лет назад нашим замечательным соотечественником Константином Эдуардовичем Циолковским... Основоположник реактивной техники и воздухоплавания Циолковский — продолжал шпарить по истрепанному журналу свидетель Юрий Дергунов, — еще в самом начале двадцатого века указал единственные средства для достижения такой огромной скорости — жидкостный ракетный двигатель. В этом величайшая заслуга Циолковского перед человечеством». — И, передохнув, Дергунов потребовал: — Юг, признавайся, не твои ли это слова? Разве не правда, что Тамарин — это Гагарин?.. А вот телеграмма с борта корабля: «Старт прошел превосходно... Продолжаем полет по инерции... Любуемся родной Землей. Видим ее всю целиком. На нашем небе это великолепный шар по диаметру в 30 раз больше Солнца. Западное полушарие в тени, в Азии — день. На освещенном серпе различаем очертания советского Дальнего Востока, берегов Китая, Индии...» Товарищ лейтенант Тамарин, как это все позволите понимать?
 
 
...Вспоминая первый визит по любимым местам родной страны в июне 1961 года в книге «Дорога в космос» Юрий Гагарин напишет:
 
«Я слетал в Оренбург, побывал в родном авиационном училище, повидался с преподавателями, выступил перед курсантами.
 
— Думал ли ты, Юрий Алексеевич, — спросил Ядгар Акбулатов, мой бывший летчик-инструктор, — что твоя фотография окажется в галерее портретов наших выпускников, ставших Героями Советского Союза?
 
— Много еще места в этой галерее, — ответил я и показал ему на курсантов. — Кто знает, чьи портреты еще придется увидеть здесь?! В нашей стране ведь каждый может стать героем».
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»