Блог 2010–12 (1)
Оккупационная зима 1943 года на Смоленщине. Колхозная доярка Анна Гагарина с дровами
Оккупационная зима 1943 года на Смоленщине. Колхозная доярка Анна Гагарина с дровами
Дом колхозного плотника Гагарина в Гжатске
Дом колхозного плотника Гагарина в Гжатске
Дети смоленских плотника и животновода. Слева Валентин Алексеевич, рядом Первый космонавт Земли, далее Зоя Алексеевна и самый младший Борис Алексеевич
Дети смоленских плотника и животновода. Слева Валентин Алексеевич, рядом Первый космонавт Земли, далее Зоя Алексеевна и самый младший Борис Алексеевич
Первый космонавт Земли с отцом Алексеем Ивановичем и матерью Анной Тимофеевной
Первый космонавт Земли с отцом Алексеем Ивановичем и матерью Анной Тимофеевной

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Сретение Валентина и Зои Гагариных с родителями и младшими братьями (13 февраля 2011)

На крыльцо колхозного правления вышли комендант-эсесовец, клушинский полицай с саблей и белобрысый переводчик-прибалт. Нет, они не обещали золотых гор в Германии, как это было осенью 1941-го, в первые дни фашистской оккупации Смоленщины.

 
Тогда и зазывные плакаты, и заголовки газет, и агитаторы из «геббельс-пропаганды» сулили всевозможные права на блага тем из молодых людей, кто согласится добровольно поехать в их "фатерланд". Теперь в конце зимы сорок третьего года эсесовец в черном "прикиде", с "байкерскими" эмблемами, крестами и пуговицами, был краток. Он объяснил через "толмача" парням и подросткам из села Клушино, что все они мобилизованы в специальную часть, которая должна сопровождать в Великую Германию обоз военного назначения. Если кто-либо задумает дезертировать в пути, то здесь, на площади перед бывшим правлением, будет расстреляна вся его семья.
 
На Сретенье, когда по Преданию Богоприимец Симеон и Пророчица Анна на ступенях Иерусалимского Храма встретили Младенца Христа, 15 февраля 1943 года поутру раздался стук прикладов в двери гагаринской землянки. Доярка Анна с усилием страха протолкнула засов на промерзлой двери. Полицай Щербачев, бывший ветеринарный фельдшер, с намотанным по самые глаза фиолетовым шарфом, остановившись на пороге, обвел взглядом малое, сырое и холодное подземелье. Барсучьи глаза его задержались на Валентине, старшем из сыновей хромого плотника Гагарина.
 
– Одевайся! Выходи строиться, милок. 
 
Анна Тимофеевна попыталась протестовасть. Полицай сначала потянулся рукой к казачьей сабле, болтавшейся у него вдоль правой ноги, потом сдернул шарф к подбородку и сказал: 
– Общественные работы, Анна Тимофеевна! Пускай ваш старший одевается и на площадь.
– Не пойду! – угрюмо пробасил Валентин, сидевший в углу на лавке под иконой Великомученицы Варвары с лампадкой. 
– Надоть, милок, должен!.. Великая Германия призывает!
Автоматчики согнали на площадь совсем молодых парней, построили, окружили и повели.
 
 
…Старший брат Первого космонавта Земли Валентин Алексеевич Гагарин рассказывал писателям и журналистам: «Обманули нас, как слепых котят. На Сретенье в нашу нору — в землянку нагрянул участковый полицай.
 
— В Гжатск поедешь, собирают парней твоего возраста. Заносы там сильны — денька три-четыре придется повкалывать.
 
Тревога закралась в душу, когда с крыльца комендатуры нас, молодых, затолкали в охраняемый солдатами с собаками двор.
На ночь по домам нас не отпустили. Запертые во дворе комендатуры — в четырех высоких, обтянутых колючей проволокой стенах забора, мы оказались в безвыходной клетке. Немецкие солдаты с оружием в руках сторожили каждое наше движение.
Утром, перед тем как следовать колонне в Гжатск, комендант разрешил родственникам свидание с нами. На это время в комендатуру вызвали дополнительную охрану.
 
— Они убьют тебя, Валя, ты лучше убеги от них по дороге, — только это и твердил мне Юг, то есть младший брат Юрий, забыв обо всем на свете, и прижимался ко мне с тревогой страха. А мне и самому жутко было оторваться от него.
 
Я держал Юга на руках, как маленького, а ведь Юрий давно уже был не ребенок, он здорово вытянулся за два военных года, Старое – еще мое – пальтишко стало коротко ему, кисти рук нелепо торчали из рукавов.
 
Он не только вырос, но и повзрослел и, в отличие от Бориски, все уже хорошо понимал: скоро ему исполнялось девять лет...
— Валя, ты убеги от них!
— Убегу, Юг, конечно же убегу, — кричал я, и в этом гомоне, плаче, стоне только он один слышал меня».
 
…Как же разрывалось сердце матушки Анны Тимофеевны, когда, спустя неделю, снова раздался грохот в дверь землянки. На пороге был финский капрал с оранжевым, черноухим и черноспинным эрдель-терьером. Внимательно всех оглядев, ткнул в Зоину сторону пальцем:
— Дэвошка, на площат! Не плач, красотка, все будет карашо.
 
Черно-оранжевый эрдель-терьер сидел у ног рыжеусого финна, индифферентно отвернувшись. И ухом не повел, когда Анна кинулась к фашисту:
— Посмотрите, она ж маленькая совсем. Толк какой с заморенки? Оставьте!
 
Капрал даже не глянул на смуглую от голодухи русскую доярку с тусклыми глазами и огрубевшим лицом; через голову матери сказал худющей, с сиреневым ликом, почти прозрачной девчушке:
— Все карашо, красотка! Буду не ждать! Ну!..
 
Шла Анна за колонной сельских девушек до околицы. А там на вопящих маток и бабок фашисты собак стали напускать, автоматы направили.
 
Анна и не помнила, как до землянки добрела. Сына забрали – было тяжело. А Зоюшку увели – и вовсе не стерпеть! Пятнадцатилетняя девочка, да в неволе, на тяжелейшей работе, в полной власти фашистов, у которых вместо понятий социального гуманизма в головах один только «орднунг», оккупантский порядок "нового мышления" для русского народа!..
 
 
В день рождения Юрия Гагарина 9 марта 1943 года, когда Югу исполнилось девять лет, советские войска освободили от фашизма Гжатский район Смоленской области. 9 марта 1944 года, в день десятилетия Юга, до клушинского дома Гагариных дошла весть о том, что Валентин и Зоя живы, избежали немецкой неволи, воюют за освобождение Восточной Европы от фашизма: Валентин – танкистом, Зоя – медсестрой.
 
В мае 1945-го семья плотника Гагарина переехала из Клушина в Гжатск. Там Алексей Иванович собственными руками построил дом на Ленинградской улице. А еще через год семья Гагариных встретила с чувством высокого счастья старших, настрадавшихся в странствиях, детей — возмужавшего Валентина и заневестившуюся Зою.
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»