Блог 2010–12 (1)
Первокурсник Оренбургского военного училища летчиков, 1956 год
Первокурсник Оренбургского военного училища летчиков, 1956 год
Первокурсники 1-го ЧВАУЛ им. К. Е. Ворошилова, 1956
Первокурсники 1-го ЧВАУЛ им. К. Е. Ворошилова, 1956
Юрий Гагарин в Гжатске летом 1957 года среди родных
Юрий Гагарин в Гжатске летом 1957 года среди родных
Старший сержант Юрий Гагарин и его невеста Валентина Горячева весной 1957 года
Старший сержант Юрий Гагарин и его невеста Валентина Горячева весной 1957 года
Учебый Миг-15 Гагарина в Оренбурге перед зданием ЧВАУЛ - Чкаловского училища военных лётчиков
Учебый Миг-15 Гагарина в Оренбурге перед зданием ЧВАУЛ - Чкаловского училища военных лётчиков

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Честь Знамени Победы (15 января 2011)

55 лет назад трещали за окнами 1-го Чкаловского военного училища летчиков в Оренбурге рождественские морозы. 8 января 1956 года в актовом зале состоялся прием военной присяги у первокурсников. Всех курсантов выстроили в двусветной зале для дворянских балов. С автоматом Калашникова в руках каждый молодой боец выходил из строя, становился лицом к товарищам и командиру и громко зачитывал слова военной присяги. Одним из первых, по алфавиту, вышел вперед выпускник Саратовского аэроклуба, педагог производственного обучения литейщиков Юрий Алексеевич Гагарин.

 
Громко и сознательно выговаривал он слова социалистической ответственности воина-победителя:
— Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик...
 
Звонкоголосое солдатское обещание быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять воинские уставы, срочно исполнять приказы командиров и начальников певуче разлеталось под светлыми сводами. Будущий летчик Страны Советов клялся защищать Родину мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения и сохранения полной победы над врагами.
 
 
Вся жизнь промелькнула перед внутренним взором Юга – так называли Юрия в детстве и отрочестве. Он увидел себя школьником, которому повязывали пионерский галстук, ремесленником с врученным под туш духового оркестра комсомольским билетом, студентом с томиком Сергея Есенина в руках и теперь воином, крепко сжимающим "калашникова". Держава Великой Победы вручила ему оружие, и надо было быть достойными этого доверия. Отныне будущие военлеты становились часовыми Родины и крыльями Советов.
 
О торжественном событии – принятии военной присяги – первокурсник Юг написал домой в город Гжатск Смоленской области и поделился с родителями пылкими чувствами.
 
Командир взвода капитан Федоров был человеком требовательным и непреклонным. Перед принятием присяги он напомнил первокурсникам, что в мае прошлого года Страна Советов отмечала 10-летие Великой победы над всемирным злом – фашизмом.
 
– Родина оказала вам большое доверие, – говорил пилот-фронтовик, – вас приняли в летное училище, овеянное лучами немеркнущей славы Победы. Герои Советского Союза, выпускники-чкаловцы, как бы незримо находятся среди вас, наследников славы своих отцов. Провиниться, получить взыскание – значит, оскорбить их память, наше единое Знамя Победы.
 
В течение всей последующей жизни Гагарин вспоминал с радостным взлетом души, как впервые довелось ему стоять часовым у Знамени 1-го ЧВАУЛ имени К. Е. Ворошилова.
 
Он заступил на пост в полночь и бодрствовал на часах, когда все его товарищи спали в казарме. «Еще не испытанное, ни с чем не сравнимое чувство гордости наполнило все мое существо, – вспоминал Ю. А. Гагарин в книге «Дорога в космос». – Я чувствовал себя часовым, ответственным за судьбу всей Родины, и ясные, хорошие мысли приходили в голову. Я стоял неподвижно, прислушиваясь к тишине, и размышлял о военной службе».
 
Курсанту Гагарину вспоминалась фотография из журнала «Огонек». Фронтовым корреспондентом был запечатлен пожилой русский солдат, видимо до войны бывший рабочим или колхозником, которого доверчиво обняла за шею немецкая девочка. Снимок этот был сделан в Берлине в первый день освобождения от фашистских вояк Гитлера.
 
Первокурсник Юрий Гагарин стоял на часах с автоматом Калашникова в руках, охранял Единое Знамя, и ему очень хотелось быть награжденным за успехи в службе и учебе личной фотокарточкой, где он был бы сфотографирован при развернутом Знамени училища. Он даже представил себе, как бы порадовал его родителей в Гжатске этот снимок, который в числе поощрений предусматривается воинскими уставами.
 
Пришел разводящий с часовым, вооруженным автоматом, и сменил курсанта Юга с поста. Он ушел отдыхать, лег спать, но долго не мог уснуть и все размышлял об уставах, о присяге, обо всем том, без чего военному человеку нельзя жить. За время службы в Советской Армии с 1955 по 1968 годы Ю. А. Гагарин не имел ни одного взыскания, строго соблюдал внутренний распорядок. Он видел, а еще более чувствовал, как сознательная воинская дисциплина, постоянное поддержание образцового внутреннего порядка сплачивали личный состав, делали воинскую часть дружным боевым коллективом, обеспечивали единство действий, согласованность и целеустремленность.
 
В армии будущий Герой Советского Союза привык жить и учиться по уставам. Уставы отвечали на все вопросы, связанные с жизнью, учебой и службой, ясно указывали, как служить, изучать военное дело, овладевать оружием и боевой техникой, повседневно повышать политическую сознательность. Спрессованная в небольших книжках в серых переплетах военная лирика укрепляла волю, была кладезем бойцовских знаний.
 
Спустя год после присяги в конце января 1957 года старшему сержанту Гагарину пришлось иметь дело с неуставным "вандализмом" старослужащих, так называемой дедовщиной.
 
Трое "дедов" из Ростовской области отказались выполнять команды помощника командира взвода Гагарина, за которым была закреплена военная обязанность поддержания внутреннего распорядка в подразделении: срочный подъем, физзарядка, явка всем составом на занятия. Честью старшего сержанта Юг считал неукоснительное исполнение обязанностей. Он никому не делал исключения.
 
Ростовских "земель" Творожняка, Штанько и Ошметьева глубоко и душевно ранил ранний подъем и злила суета с заправкой койкоместа. Да и зарядку все трое презирали. Несколько раз "деды" предупреждали старшего сержанта, что подчиняться не будут. Педагог Юг отвечал уставной формулой: «Подчиняться в войсках должны все. Никаких исключений, преференций и бонусов!»
 
Хитроумный Творожняк склонил простоватых верзил Штанько и Ошметьева на силовую акцию протеста. В ночь на 30 января 1957 года после отбоя Штанько и Ошметьев в масках из полотенец остановили Юга в проходе между рядами кроватей, накинули на него одеяло и стали избивать ногами в кирзовых сапожищах 44-го и 45-го размеров. «Метелили» до потери сознания и после того. А на "атасе" у входа в казарму стоял Творожняк.
 
Целую неделю отлеживался помкомвзвода Гагарин в госпитале, где его навещала любимая невеста студентка медучилища Валентина Горячева. Коллектив учащихся настоял на том, чтобы "беспредельщиков" судил военный трибунал. Заказчик получил три года лишения военной свободы, исполнители по два года.
 
После выздоровления Гагарин продолжал самостоятельные полеты на реактивных истребителях «Миг-15». И по-прежнему неукоснительно исполнял обязанности младшего командира подразделения.
 
Накануне 40-летия Советской власти 7 ноября 1957 года Юрий Гагарин с отличием закончил Летное училище в Оренбурге и был направлен на службу в Заполярье.
 
Свадьбу Юрий и Валентина Гагарины праздновали в ноябре 1957-го дважды: в Оренбурге и в Гжатске.
 
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»