Блог 2010–12 (1)
Б. Е. Черток (второй слева) на первом в СССР ракетном полигоне в Капустином Яре, 1950 год
Б. Е. Черток (второй слева) на первом в СССР ракетном полигоне в Капустином Яре, 1950 год
Б. С. Черток и дочь Главного конструктора советской космонавтики врач Н. С. Королева летят на космодром «Байконур»
Б. С. Черток и дочь Главного конструктора советской космонавтики врач Н. С. Королева летят на космодром «Байконур»
Лунный пророк Б. Е. Черток
Лунный пророк Б. Е. Черток

Вячеслав Бучарский

«Блог 2010–12 (1)»

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Аннотация

Здесь будет аннотация к 1. Блог 2010–12

 

Черток и его команда (17 декабря 2011)

Запуск «Востока-2» планировался на 6 августа 1961 года. Накануне, 3 августа, так же как и перед пуском Гагарина, с 51-й площадки была сделана попытка пуска очередной Р-9. Ракета взорвалась, частично уничтожив свои стартовые сооружения. Это было тяжелым ударом по программе Р-9.

 
Однако несмотря на нервозность, внесенную аварией, подготовка «Востока-2» протекала спокойно и организованно. Борис Евсеевич Черток, заместитель по технической части Сергея Павловича Королёва, входил в команду главных конструкторов ОКБ-1 — Рязанского, Воскресенского, Пилюгина, Кузнецова и Богомолова. Когда "трубили большой сбор" перед ответственным пуском, на полигоне стихийно образовывались компании "по интересам". В таких компаниях можно было делиться сокровенными мыслями о надёжности наших ракет, характерах Королёва или Глушко, рассказывать анекдоты, размышлять о дальнейших перспективах и проводить невинные розыгрыши.
 
Пилюгин после успешного старта Гагарина уверовал, что Черток с Раушенбахом создали элементарно простую и надежную систему управления. Бушуев и Феоктистов разработали перечень доработок корабля по опыту предыдущего полёта, предусматривая возможность не менее чем недельного существования. Был проведен ряд доработок, повышающих надежность и удобство пользования радиосвязью. Установили более "приличную" телевизионную систему. Телеметрию дополнили системой «Сигнал». Эта КВ-система служила для пеленгации корабля и дублировала передачу самых важных медицинских параметров. Каждый разработчик аппаратуры, к которой космонавт в полёте имел доступ, стремился обязательно включить в программу операции по её проверке. Космонавт № 2 не был "подопытным кроликом". Его действительно загрузили работой довольно плотно.

Проблемой, вызвавшей острую дискуссию С. П. Королёва с руководством ВВС, была продолжительность полёта. Королёв после советов с медиками настаивал на продолжительности не менее суток. Главный наставник космонавтов Н. П. Каманин, опираясь на авторитет тех же медиков, проявлял осторожность и предлагал не более трёх витков.

В 1961 году Первого космонавта планеты Ю. А. Гагарина выпускали за границу СССР только вместе с геройским полярным лётчиком генералом Н. П. Каманиным. В период подготовки к пуску Титова на полигоне не было ни Гагарина, ни Каманина: они находились в Канаде. Таким образом, в это время спорить с Королёвым по программе продолжительности полёта было некому.
 
Общий настрой на полигоне, по сравнению с гагаринским пуском, был существенно более спокойным и деловым. У каждого из задействованных на стартовой площадке появилась внутренняя уверенность в успехе. Обмениваясь между собой мыслями и соображениями, которые не выносились на официальные заседания, члены «Черток-команды» были солидарны в том, что техника корабля надежно отработана. В Германе Титове тоже никто не сомневался. Раушенбах, который проводил с ним контрольные занятия по ручной ориентации, Даревский, проверявший его навыки пользования пультом пилота, и главный медик Яздовский были уверены, Герман не подведёт.
 
В один из вечеров после аварии Р-9 «чертоки» делили на шестерых бутылку коньяка и пытались поймать «Голос Америки» в надежде услышать из первоисточника, что думают американцы о прилетевшем в Канаду Гагарине. Разговоры неизбежно переплетались с обсуждением общеполитической обстановки в стране.
 
30 июля был опубликован для обсуждения проект новой программы КПСС. Программа выносилась на утверждение XXII съезда КПСС, который должен был открыться в октябре. В программе говорилось: «Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» Программу «чертоки» читали и обсуждали урывками. Многое в ней совпадало с их устремлениями, но заключительный аккорд всё-таки вызывал скептические улыбки.
 
Жарким утром 6 августа в девять часов по московскому времени стартовал в космос второй гражданин Советского Союза Герман Титов.
 
...Борис Евсеевич Черток родился 1 марта 1912 года в Лодзи (Польша). С 1930 года молодой электрик работал в Москве на заводах авиационной промышленности электромонтёром, инженером-конструктором. Член ВКП(б) Черток в 1940 году окончил с отличием Московский энергетический институт по специальности «инженер-электрик». В годы войны участвовал в разработке первого отечественного самолета БИ-1 с ракетным двигателем.
 
В апреле 1945 года в составе специальной комиссии Черток был командирован в Германию, где был руководителем группы советских специалистов по изучению ракет «ФАУ». Вместе с Алексеем Исаевым он организовал в советской оккупационной зоне в Тюрингии совместный советско-германский ракетный институт, где разрабатывали технику управления баллистическими ракетами. С этого времени Б. Е. Черток работал в тесном сотрудничестве с С. П. Королёвым. С августа 1946 года он заместитель главного инженера и начальник отдела систем управления вооружения НИИ-88, главным конструктором которого был С. П. Королёв. Под руководством учёного была создана школа проектантов и конструкторов, которая до настоящего времени определяет научные направления и уровень отечественной техники пилотируемых космических полетов.
 
В 1961 году Борис Черток был удостоен звания Героя Социалистического труда, в 1968 году избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по Отделению механики и процессов управления, в 2000 году — действительным членом РАН, в 1990 году — действительным членом Международной академии астронавтики.
5 сентября 2011 года академик РАН Б. Е. Черток выступил на 24-м Планетарном Конгрессе Ассоциации участников космических полётов, состоявшемся в Москве. Он твердо заявил, что пилотируемая космонавтика должна существовать и будет существовать. Стратегической новой задачей, где большие перспективы стоят именно перед пилотируемой космонавтикой, должна быть Луна.
 
Патриарх российской космонавтики скончался в Москве 12 декабря 2011 года, не дожив до своего столетнего юбилея всего два с половиной месяца. До самой смерти он верил, что присоединение Луны к Земле — дело времени. «Вскоре появится еще одна часть света — Луна», — часто повторял великий советский ученый.
 
 

Содержание

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© Вячеслав Бучарский
Дизайн: «25-й кадр»